Философия техники — страница 3

  • Просмотров 4391
  • Скачиваний 348
  • Размер файла 225
    Кб

мире природы, а в «техносфере». Привлекательны и актуальны идеи о периодизации раз­вития техники, высказанные американским философом и социологом Льюисом Мамфордом. Он полагал, что точкой отсчета современной (а не древней) техники можно считать начало второго тысячелетия нашей эры. Опираясь на опыт европейской истории, Л. Мамфорд выделяет три техниче­ских эпохи. Первая «эотехническая» (1000-1750 гг.) имеет в основе технологию

«воды и дерева». Вторая «палеотехническая» (от второй половины ХVIII.в. до середины XX в.) опирает­ся на комплекс «угля и железа». И, наконец, третья, «нео­техническая» (ныне длящаяся) использует комплекс «электричества и сплавов»; Как видим, в основу периодизации положен используемый в технике основной вид энергии и то «вещество», которое занимает центральное место в созда­нии технических устройств. Впечатляющую схему этапов

технического развитая пред­ложил отечественный исследователь Г.Ф. Сунягин. По пред­ложенной им исторической типологии этапы изменения тех­ники заданы определенным типом труда. Древнейшая техни­ка с ее «разрушительным» характером (в рамках охоты и собирательства) отражает «присваивающий» способ отношения к природе. Земледельческая практика, утвердившаяся в ходе неолитической революции, выявила моменты

конструк­тивности, собственно технические черты. Однако наиболее полно качественные грани в истории техники обнаружились с появлением машинного производства. По его мнению, выра­зительную роль в воссоздании «технизированного» воззрения на мир сыграли такие технические новшества позднего европейского средневековья, как часы, стекло и книгопечатание. Часы позволили выйти из природных циклов, из органи­ческого времени. Они

дали возможность человеку «сгу­стить» время, подчинить его ритмам собственной деятельно­сти, позволили осознать его необратимость. С тех пор время стало «богатством», а его нехватка — «бедствием». «Не хва­тает времени» — эта жалоба слышна повсюду и поныне. Стекло привело к осознанию однородности пространст­ва. Произошла его «десакрализация», снятие с него покры­вала «священности». Возникли предпосылки для утвержде­ния

обычного зрительного опыта как основы видения реаль­ности, помимо символических ассоциаций. Печатный станок изменил всю систему коммуникации, унифицировал знаково обозначенную реальность, положил начало тому, что в нашем столетии назвали «Галактикой Гу­тенберга». Приведенная типология интересна в том отношении, что она оказывает технические новшества как факты, способст­вующие масштабным изменениям в человеческой