Философия М. Монтеня — страница 4

  • Просмотров 3021
  • Скачиваний 193
  • Размер файла 41
    Кб

услышанном, случившимся именно с ним. И действительно, наблюдая за переходом мысли Монтеня из первой во вторую книгу (которая была закончена в 1579 г.), можно заметить усиление рефлективного начала. Публикация первых двух книг, выдержавших три издания подряд (1580, 1582, 1587), была встречена публикой весьма благосклонно. Вскоре появилась третья книга, выпущенная вместе с двумя предыдущими - в 1588 году. Именно в ней Монтень, вероятно,

почувствовал, что не исчерпал свой предмет, не высказался до конца, что сказанное его чем-то не удовлетворяет. Поэтому в издание 1588 г. он внёс более 600 добавлений, но эти добавления не продолжают и не развивают книгу, а служат своего рода комментарием к уже сказанному. Этот экземпляр с поправками Монтеня, обнаруженный в библиотеке города Бордо («бордоский экземпляр»), и лёг в основу окончательного текста «Опытов», изданного лишь в

начале XX столетия. Однако в любом случае верным остаётся следующее признание автора: «Я никогда не исправляю написанного и не ввожу в него позже явившихся мыслей, а только иногда изменяю какое-нибудь выражение, и то, чтобы придать ему другой оттенок, а не вовсе изъять его. Я хочу, чтобы по моим писаниям можно было проследить развитие моих настроений и чтобы каждое из них можно было увидеть в том виде, в каком оно вышло из-под моего

пера. Мне будет приятно проследить, с чего я начал и как именно изменился». Действительно, дополняя «Опыты», Монтень корректирует, оспаривает, временами даже полностью дезавуирует ранее высказанные чужие или свои мнения, но ни в коем случае и ни при каких условиях их не упраздняет; он не переписывает свой текст, а только вписывает на полях новые мысли, отнюдь не вытекающие из предыдущих, а отмечающие новую фазу в развитии

авторских «настроений»: каждая такая фаза освобождает Монтеня из плена более ранних суждений, но освобождает лишь затем, чтобы привести в темницу иных мнений по поводу рассматриваемого предмета - и так вплоть до того момента, когда автор впадает в открытое противоречие с самим собой. Если,. Например, Монтень вслед за стоиками, принимается восхвалять самоубийство как «избавление от всех зол», то это для него отнюдь не помеха,

чтобы страницей ниже пуститься в доказательства того, что напротив, « никакие злоключения не могут заставить подлинную добродетель повернуться к жизни спиной». Он опровергает себя даже в тех случаях, когда речь заходит о важнейшем для него вопросе - об абсолютном знании, об истине. «Нет стремления более естественного, чем стремление к знанию», - не устаёт повторять Монтень и параллельно с этим прибавляет: «Стремление умножить