Философия М. Монтеня — страница 2

  • Просмотров 3022
  • Скачиваний 193
  • Размер файла 41
    Кб

получил предписание приступить к исполнению обязанностей. Почётная, но бесплатная и беспокойная должность мэра заставила Монтеня употребить весь свой ум, такт и дипломатические способности на то, чтобы в условиях гражданской войны унимать страсти, гасить конфликты и не допускать дело до крови и убийств. Как всегда в подобных случаях, он навлёк на себя недовольство обеих сторон: «На меня посыпались неприятности, которые при

всех общественных неустройствах выпадают на долю людей умеренных. Притесняли меня со всех сторон, гибеллин считал меня гвельфом, гвельф - гибеллином», - вспоминал философ, так что, дождавшись окончания срока, Монтень облегчённо сложил с себя обязанности мэра, чтобы никогда больше к ним не возвращаться. Подобные обязанности вообще не влекли его. В 37 лет он отказался от должности в бордоском парламенте и удалился в наследственное

имение, где в замковой башне устроил библиотеку. Здесь, общаясь в основном с домочадцами, Монтень предался тем занятиям, которые по-настоящему его волновали: читал, размышлял, писал. Результатом его деятельности и явились две первые книги «Опытов», выпущенные в 1580 году. Избранный мэром, Монтень вынужден был прервать работу над своим сочинением, но в 1586 году он к ней вернулся. Два года спустя в свет вышло издание «Опытов»,

состоявшее уже из трёх книг. Ещё через четыре года Монтеня не стало. Деятельный «господин мэр» и сосредоточенно размышляющий, исписывающий тысячи страниц автор «Опытов» - вот две ипостаси одного человека. Совмещались ли они и если да, то как? Сам автор сказал: « Господин мэр и Мишель Монтень никогда не были одним и тем же лицом, и между ними всегда пролегала отчётливо обозначенная граница ». В какой мере это верно? Ответить на все

эти вопросы значит приблизиться к пониманию «Опытов». Монтень вряд ли способен открыть «тайну мироздания» или возвестить нам последнюю о нём истину. Он не только не рвётся из круга повседневности, но по большей части о ней как раз и размышляет. Разумеется, он весьма начитан, но стремиться не столько сверить жизнь с философией, сколько философские книги - с жизнью. Вот почему предметом его размышлений оказываются вещи самые

обыденные - «воспитание детей» и их «сходство с родителями», «обычай носить одежду», «запахи», «почётные награды», «жестокость», «раскаяние», «пьянство» и даже «большой палец руки» (таковы названия некоторых глав «Опытов»). Монтень пускается в подробные описания собственных привычек, домашнего обихода, своих пристрастий и антипатий, состояния здоровья, не стесняясь посвящать нас в интимнейшие стороны своих недугов.