Философия Канта — страница 3

  • Просмотров 3665
  • Скачиваний 301
  • Размер файла 20
    Кб

Однажды в дом к купцу приходит странник - "сказочный гость", искушенный и щедрый. Странник умеет, во-первых, отли- чать подлинные золотые монеты от поддельных и, во-вторых, искусственно изготовлять золото. Осмотрев богатого купца, странник сообщает ему, что из 1000 монет, которые тот считает золотыми, настоящих золотых только пять, а все остальные фальшивые. Будучи человеком не только искушенным, но и щедрым, странник

изготовляет и дарит купцу еще пять подлинных золотых монет (делать золото быстрее он не умеет). Увеличилось ли реальное богатство купца? Несомненно. Оно возросло вдвое. Прежде купец обладал только пятью подлинными золотыми монетами, а теперь имеет десять. Но несомненно и то, что прежде купец ощущал, сознавал себя в 100 раз более бога- тым. В известном смысле странник, который облагодетельствовал купца дважды (один раз, когда открыл

ему, что его богатство фальшивое, другой раз - когда увеличил действительное состоя- ние купца на 5 золотых монет), одновременно и обездолил его. Фиктивное богатство купца было для него самого совершенно ре- альным. Оно давало ему сознание своей силы и могущества, поз- воляло идти на рискованные предприятия, быть стойким в своих притязаниях и т.д. Тем самым, при всей своей фиктивности, оно могло быть источником вполне реальных

жизненных успехов. Купец имеет все основания предъявить страннику иск: "Я верил, что у меня 1000 монет, ты отнял эту веру; возьми обрат- но свой подарок и верни уверенность, которая помогала мне жить!" На это странник вынужден будет ответить: "Я не знаю как это сделать. Я еще не умею изготовлять золото так быстро, что- бы полностью возместить твои фальшивые монеты подлинными, и я не умею превращать разоблаченную иллюзию в

иллюзию, которая еще не разоблачена". Объем разрушенных иллюзий всегда на много превышает объем тех достоверностей и реальных возможностей, которые наука в данный момент доставляет. Мало того, разрушительная работа, которую наука производит по отношению к уже существовавшему донаучному знанию, обычно оказывается тем большей, чем значи- - 5 - тельнее ее созидательный конструктивный вклад в человеческие представления о мире.

Чтобы конкретнее понять эту зависимость, важно учесть, что нет никакого предустановленного соответствия между проблемами, заботами, чаяниями, стоящими на переднем плане обыденного сознания (являющимися для людей первоочеред- ными), и теми проблемами, которые раньше всего решаются наукой (становятся первоочередными по имманентной логики развития на- учного знания). Испокон веков первейшей потребностью человека была легко