Феномен любви в русской национальной культуре — страница 8

  • Просмотров 1842
  • Скачиваний 159
  • Размер файла 15
    Кб

сознания, таких как религия и искуство, подсознательные сексуальные инстинкты. Но Фрейд не смог постичь истинный смысл понятия "сублимация", заключающийся в возведении низшего к высшему, а не в сведении высшего к низшему, по Фрейду. Поэтому в системе идей Фрейда сублимация вообще невозможна. Для Фрейда всякая возвышенная, "сублимированная" форма иллюзорна: индивидуальная любовь есть иллюзия; религия, нравственность и

красота тоже иллюзорны, так как представляют собой подавленную сексуальность. Вышеславцев противопоставляет Фрейду платоническое и христианское понимание сублимации. Таким образом, Соловьев, Карсавин, Вышеславцев, а также присоединившаяся к ним поэтесса Зинаида Гиппиус, в своих статьях проводившая анализ феномена любви в творчестве разных, как русских, так и зарубежных писателей, представляли собой единую линию в русской

философии любви, связанную с обоснованием идеи неоплатонического Эроса, попытками просветления и возвышения чувственности, с защитой индивидуальной, личной любви, с отрицанием аскетизма и понимании связи Эроса и творчества. Другая линия в этой философии - ортодоксально-богословское направление, представленное именами П.Флоренского, С.Булгакова, И.Ильина. Они ориентировались не на античную теорию Эроса, а на средневековый

"каритас" и связанный с ним комплекс идей христианской этики, относящийся к семье, браку. Флоренский рассматривает любовь как способ познания божественной сущности. "Любовь с такой же необходимостью следует из познания Бога, как свет лучится от светильника и с какою ночное благоухание струится из раскрывающейся чашечки цветка"*. Таким образом, у Флоренского любовь не столько индивидуальный, личностный акт, сколько

родовой процесс, процесс слияния всех любящих с божественной сущностью. Это было выводом, итогом христианского учения о любви. Линию Флоренского продолжил и развил другой религиозный мыслитель - Сергей Булгаков. Одна из его работ связана с комментированием библейских текстов, возрождением представлений, согласно которым пол - греховное начало в человеческой природе. По его словам, философия любви Соловьева прославляет

"красивое уродство, которое легко превращается в извращенность". Не менее критичен Булгаков и по отношению к В.Розанову, которого он называет "экспериментатором половой вивисекции", представителем некоего мистического атавизма. Таким образом в русской религиозной философии мы обнаруживаем две линии в развитии философии любви. Противостояние их предстает в русской философии XIX в. и между ними происходит довольно