Фельетоны — страница 2

  • Просмотров 311
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 20
    Кб

громить безбожников-комсомольцев. - Выдумали воздушный флот строить! Драть бы негодников!..- уже хрипло дребезжал Тютиков, искоса через пенсне поглядывая на Покусаева.- И всех главарей. Но ему не суждено было докончить свою мысль. Покусаев привстал и молча неуклюже навалился тощим животом на самодовольный затылок соседа, Свернувшись дугою, два человеческих тела грузно шлепнулись в грязь. Подвода остановилась. Не на шутку

перепуганный Тютиков попытался встать, но разъяренный секретарь, сопя, раскорячился на длинных ногах и повалил Тютикова на спину. Из-под бесформенной кучи неслись пыхтенье и стоны. - Уко-о-о-м... секретарь просил... в шутку...- хрипел придушенный голос, а в ответ ему - злое рычание и такие звуки, как будто били по мешку с овсом... "Парень, несомненно, благонадежный,- писал на станции Тютиков,- но...- он окинул взглядом грязное пальто,

потрогал ушибленное колено и что-то беззвучно шепнул вспухшими губами,- но..." Тютиков с тоской посмотрел на выбитое стеклышко пенсне, почесал карандашом синюю переносицу и, безнадежно махнув рукою, закончил: "...несмотря на все это, я доехал благополучно". 1923 ТРИ (Рабфаку имени Покровского посвящаю) Раньше их было две. Одна - большая, костяная, с аристократически-брюзглым лицом и едва уловимым запахом одеколона; Другая -

маленькая, деревянная, обшитая красным сукном. Последняя - металлическая, синяя - была принесена только на днях. После утренней уборки дворник свернул цигарку и вместе с махоркой вытащил из кармана и ее. Небрежно покрутил в заскорузлых, обкуренных пальцах и швырнул на подоконник. - Пришей к исподникам, Анна, а то моя потерялась. Синяя пуговица бойко стукнула металлическими ножками. - Здравствуйте, товарищи!.. Красная уныло

улыбнулась, а костяная презрительно шевельнула полинявшей физиономией. Лежа на сыром подоконнике дворницкой, понемногу разговорились. - Не понимаю, господа, как я еще живу!..- барски шепелявя, начала костяная.- Запах портянок, пота, какой-то специфический "мужицкий дух", это же кошмар!.. Два месяца назад я жила, третьей сверху, на великолепнейшем пальто. Владелец раньше был крупным фабрикантом, а теперь устроился в каком-то

тресте. Деньги у него были бешеные. Часто, доставая белые шелестящие бумаги из портфеля, он шептал: "Попадусь в ГПУ... Эх, попадусь!.." И пальцы у него дрожали. Вечером на лихаче мы поехали к артистке (на нее он тратил большие средства). Долго катались по улицам. Около казино слезли. "Пойдем!.."- шипела она и, ухватившись за меня, тащила его к двери. "Ты меня на преступления толкаешь!" - крикнул он и рванулся. Я осталась у нее в