Фамусов и Молчалин в комедии Грибоедова Горе от ума — страница 5

  • Просмотров 396
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 20
    Кб

хорошая: он из провинции, не знатен, не богат, а за Фамусовым и знатный род, и достаточное количество крепостных — «душ тысячки две родовых», а то и поболее. Не забудем, все происходит в условиях крепостнической России, порядки которой незыблемы и для Фамусова, и для Молчалина, и для все других представителей этого общества. Это основа основ их сытой, спокойной жизни, наполненной лишь сплетнями, «обедами, ужинами и танцами». Но не

всем повезло родиться в семье богатого «владельца нищих мужиков». И вот Молчалину нужно проявить особые качества, чтобы пробиться наверх и тоже получить возможность, как и Фамусов, в свое время спокойно наслаждаться жизнью. Вот тогда-то кто-то другой будет бегать с бумагами, улаживать дела влиятельных особ, гладить их мосек. Так что современным бизнесменом Молчалину, пожалуй, не стать — иные идеалы.Но зато как похожа эта парочка

— солидный Фамусов и молодой, деловитый Молчалин — на наших чиновников! Даже преклонение перед всем иностранным как будто передалось нашей бюрократии по наследству от них же. Правда, в языке теперь большего господствует не смешенье «французского с нижегородским», и английского с новоязом современного чиновничества. Но причина та же: отсутствие собственной культуры. Заботливый отец Фамусов, конечно же, нанял для дочки и

учителей-иностранцев, и книжки позволил читать, но для него самого единственное чтение — это его календарь с записями важных событий, как то: обед, который сменяет погребенье, а за ним крестины у докторши. У Молчалина тоже есть своя заветная тетрадь, куда он списывает новенькие песенки.Но истинная культура и просвещение для всех в этом обществе явление крайне опасное. Ведь, по мнению Фамусова, —Ученье — вот чума, ученость — вот

причина,Что нынче, пуще, чем когда,Безумных развелось людей, и дел, и мнений.«Безумный» в устах людей фамусовского общества означает «инакомыслящий». Кажется, что мы сейчас далеко ушли от времен гонений на всякое инакомыслие, но так ли уж у нас все благополучно с культурой и просвещением? А может, и для современного чиновника нет ничего опаснее, чем умный, образованный, свободно мыслящий человек? Ведь как тогда Фамусовым удастся

поддерживать свой авторитет, если все начнут «служить делу, а не лицам»? Как «дойти до степеней известных» Молчалину, если кроме умения угождать и тихонько выжидать удобного момента для продвижения по службе у него ничего за душой нет.Может быть, наступит все же когда-нибудь такой момент, когда наконец-то «состарится» эта вечна пара — Фамусов и Молчалин — и уйдет в прошлое. И тогда уже некому будет сокрушенно воскликнуть:Ах!