Эзопов язык как художественный прием (на примере одного или нескольких произведений) — страница 3

  • Просмотров 173
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 18
    Кб

руководствуясь прописными истинами . Салтыков-Щедрин выносит в заголовок говорящий недвусмысленно-оценочный эпитет: “Премудрый пескарь”. У В.И. Даля: премудрость — соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшего состояния умственного и нравственного совершенства . Поначалу сохраняется вера в несомненность этого определения: и родители у пескаря были умные; и его советом родительским не обидели; и у

самого героя сказки, оказывается, “ума палата была”. Но шаг за шагом прослеживая ход умозаключений пескаря, автор возбуждает в читателе лукавую насмешку, ироническую реакцию, чувство брезгливости, в финале даже сострадания к житейской философии тихого, безгласного, умеренно-аккуратного существа . Жизненная позиция пескаря — заботиться о себе, о собственной сохранности и благополучии. Но подводящему итог долгой жизни пескарю

открывается тоскливая истина: “Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Никому от них ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия... живут, даром место занимают да корм едят” . “Орлы хищны и плотоядны — живут всегда в отчуждении, в неприступных местах, хлебосольством не занимаются, но

разбойничают”. Так начинается сказка об “Орле-меценате” . Это введение сразу раскрывает перед читателем характерные обстоятельства жизни царственного орла и дает порыть, что речь идет совсем не о птицах. Орел “нарядил в кандалы” и “заточил в дупло навечно” грамотея-дятла, уничтожил соловья за его вольные песни, разорил ворон-мужиков . Кончилось тем, что вороны взбунтовались. И -оставили орла умирать голодной смертью. “Сие

да послужит орлам уроком”, — многозначительно заключает сатирик . Достойны особого внимания строки “Карася-идеалиста”, рисующие гибель наивного мечтателя, задавшегося целью посредством одного магического слова лютую щуку в карася превратить. “Карась вдруг почувствовал, что сердце в нем загорелось. И он во всю мочь гаркнул: “Знаешь ли ты, что такое добродетель?” Щука разинула рот от удивления. Машинально потянула она воду и,

вовсе не желая проглотить карася, проглотила его” . Ироническим указанием на машинальность действия щуки автор подсказывает читателю мысль о тщетности всяких призывов к совести хищников. Хищники не милуют своих жертв и не внемлют их призывам к великодушию. Волк не был тронут самоотверженностью зайца, щука — карасиным призывом к добродетели . Гибнут все, кто пытался, избегая борьбы, спрятаться от неумолимого врага или