Эзопов язык как художественный прием (на примере одного или нескольких произведений)

  • Просмотров 169
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 18
    Кб

Эзопов язык как художественный прием (на примере одного или нескольких произведений) Сатира — способ проявления комического в искусстве, состоящий в уничтожающем осмеянии отрицательных явлений, действительности, разоблачений пороков общественного значения. “Сатира борется с “главным существенным злом”; она есть “грозное обличение того, от чего происходит и развиваются общие народные недостатки и бедствия”, — писал

Добролюбов. Социальной основой сатиры является борьба нового со старым . Художественный мир М.Е. Салтыкова-Щедрина населен необычными героями. Перед нами проходит целая вереница градоначальников, помпадуров и помпадурш, пустоплясов . Читатель щедринских сатирико-публицистических циклов и сказок до конца не узнает имен подавляющего большинства героев . Почти ничего не известно об их индивидуальных вкусах, привычках. В

основных чертах совпадают и их биографии. Лишь в некоторых случаях, но очень скупо, дан намек на портретную характеристику. Зато и эти внутренне однотипные герои, которые чересчур похожи друг на друга, руководствуются одними и теми же побуждениями, чрезвычайно отчетливо обнаруживается их общественно-политическое лицо, их социально-нравственные образы дают яркое представление о том, что Салтыков-Щедрин назвал “общим тоном

жизни” . Собирательные образы обладают удивительными свойствами: они включают в себя целые социальные пласты, слои и прослойки общественного организма, И писатель здесь не только живописец, он — исследователь, мыслящий обширными понятиями, улавливающий нечто общее, типическое. Салтыков-Щедрин не только создает рабскую привычку обывателей к повиновению. У писателя это состояние народа ассоциируется с несуществующим,

фантастическим городом и его многочисленными обитателями. Автор “Истории одного города” как бы видит, слышит, чувствует своих героев-глупцов . Жители города то ликуют, ходят в кабак и потрясают воздух благодарственными восклицаниями, адресованными очередному градоначальнику, то обрастают шерстью, перестают ощущать стыд и сосут лапы, то в финале романа, в эпоху Угрюм-Бурчеева, “изнуренные, обруганные^ уничтоженные”, начинают