Эволюция образа прекрасной дамы в лирике А. Блока

  • Просмотров 176
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 16
    Кб

Эволюция образа прекрасной дамы в лирике А. Блока Весь горизонт в огне, и близко появленье, Но страшно мне — изменишь облик Ты, И дерзкое возбудишь подозренъе, Сменив в конце привычные черты. А. Блок С именем Блока в нашем представлении связан, прежде всего, образ романтического поэта, воспевающего в своих стихах идеальную возлюбленную, воплощение совершенной женственности и красоты. Появление этого мотива (скорее, даже

лейтмотива раннего творчества автора) связано с эстетикой символизма и с философией и поэзией Вл. Соловьева. Учение последнего о Мировой Душе или Вечной Женственности, призванной обновить и возродить мир, прошло сквозь призму поэтического таланта Блока. При этом “Стихи о Прекрасной Даме” во многом автобиографичны, насколько это слово может быть применимо к поэтическому произведению. Блок воплотил в них интимно-лирические

переживания своей юности. Любимая девушка становится в его стихах Святой, Пречистой Девой, символом женственности и красоты. Весь цикл стихов о Прекрасной Даме пронизан пафосом целомудренной любви к женщине, рыцарского служения ей и преклонения перед него как перед олицетворением идеала духовной красоты, символом всего возвышенно-прекрасного. Героиня поэзии Блока видится герою не как земная женщина, а как божество. У нее

несколько имен: Прекрасная Дама, Вечно Юная, Святая Дева, Владычица Вселенной. Она — небесная, таинственная, недоступная, отрешенная от земных бед: Прозрачные, неведомые тени К тебе плывут, и с ними Ты плывешь, В объятия лазурных сновидений, Невнятных нам, — Себя Ты отдаешь. Она недоступна герою, потому что он — только человек, земной, грешный, смертный: А здесь, внизу, в пыли, в уничиженъе, Узрев на миг бессмертные черты, Безвестный

раб, исполнен вдохновенья, Тебя поет. Его не знаешь Ты... Лирический герой цикла, двойник поэта — Порой слуга, порою милый, И вечно — раб. Рыцарь, коленопреклоненный монах, раб, он свершает свое служение прекрасной царице, Пречистой Деве: Вхожу я в темные осрамы, Совершаю бедный обряд, Там жду я Прекрасной Дамы В мерцанье красных лампад. Во всем герою чудится ее присутствие — в бездонной лазури неба, в весеннем ветре, в песне скрипки: