Это мы, господи — страница 3

  • Просмотров 2699
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 128
    Кб

рыли улицу и огороды колхозников, наводя ужас на стариков и женщин. Однажды солнечным октябрьским утром Сергей и политрук Саша Жариков возвращались из штаба батальона. - Без трех минут девять, - взглянул на часы политрук, - фрицы и францы допивают кофе. В девять ноль-ноль начнется минопускание по нашей вотчине... Почти в ту же минуту тишина утра нарушилась диким воем мин. - Ии-иююю-у-юю... Гахх! Гахх! Ии-юю-уу-юю... - Пожалуй, укроемся,

лейтенант? Перепрыгнув плетень, зашли в небольшой сад. Под развесистой грушей, в давно заброшенном погребе, сидел ротный писарь и составлял строевую записку. Одна за другой две мины залетели в сад. - Бац, телеграммы! - воскликнул писарь, наклоняясь ,к полу погреба. То же самое, как-то невольно, проделали Сергей и политрук. - Грешно, комиссар, кланяться каждой немецкой мине, - пошутил Сергей. Поднявшись, они отошли несколько шагов от

ямы, договорившись: по очереди одному падать, а другому стоять при разрывах мин. - Потренируем нервишки, а? - Пи-и-июю-у-ю! - вдруг слишком близко завыло в воздухе. Политрук медленно присел на колени. Сергей, зажмурив глаза, остался стоять. Сухой обвальный взрыв огромными ладонями ударил в уши. Что-то с силой рвануло за полы плаща Сергея, крошки недавно замерзшей земли больно брызнули ему в лицо. Открыв глаза, Сергей увидел плавающие в

воздухе белые листки тетради. Колыхаясь и описывая спирали, они медленно садились на седую от изморози траву, как садятся измученные полетом голуби. С самой верхней ветки груши бесформенной гирляндой свисали какие-то иссиня-розовые нити. Тяжелые бордовые капли, медленно стекали с них. - Мина залетела в яму, - проговорил Сергей, - писарь убит, - указал он политруку глазами на ветви груши... По улице шли медленно, не обращая уже

внимания на рев и разрывы мин. - А у тебя полы ведь нет у плаща, лейтенант! - удивился политрук. - Да-да, - отвлеченно ответил Сергей, занятый своими мыслями. Он думал о смерти и тогда же понял, что, в сущности, не боится ее, только... только умереть хотелось красиво! Всплыли и другие боевые моменты. И ни в одном из них Сергей не отыскал и тени намека на сегодняшнее свое поведение. "Что ж, я молод и хочу жить. Значит, хочу еще бороться!" -

решил он, сидя на куче угля... Нескончаемо долго текла первая ночь плена. Только к утру задремал Сергей, уткнув нос в воротник шинели. Разбудили его вдруг поднявшийся шум и движения среди пленных. - Немцы бомбить идут! - крикнул кто-то в дальнем углу. - Прячь, братва, что у кого есть!.. Ничего не понимая, Сергей вглядывался в бледную полоску света, идущую от лестницы. Там стояла группа немцев, видимо, только что пришедших и оживленно