Это мы, господи — страница 13

  • Просмотров 2774
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 128
    Кб

барака стоял в белом халате низкорослый и крупноголовый детина. - Где твоя гимнастерка, а? - протискиваясь к Сергею, спрашивал он. По петлицам Сергей догадался, что это доктор. "Неужели тут есть доктора?" - мелькнула мысль. - Я болен... видимо, тиф. - Вижу, что ты болен. Но голый, голый ты почему? - Раздели полицейские... обмундирование комсоставское... трудно не взять... - Вы командир? - Лейтенант... Помогите же, доктор... я потерял силы...

Это вот мое место... сбросили, лежал там... - Идите за мной. В третьем же бараке, в небольшой загородке, лежало около двадцати командиров, больных тифом. Там и поместился Сергей на вторых нарах в самом тесном и темном углу. Пустотой и легкостью была наполнена затуманенная голова, не было в теле ни позыва, ни недуга. Перед вечерними сумерками пришел доктор. - Как живем, лейтенант? - спросил он, взобравшись к Сергею. - Правая нога? Гм...

явление частое после тифа, да. Не чувствует? Ампутировать... как-нибудь, да! - Резать не дам! - упрямо выговорил Сергей. - Я еще буду драться!.. - Дерутся здоровые, лейтенант... конечно, и в моральном смысле, да! Но... одну минуту! - Доктор, легко спрыгнув с нар, вышел из барака. Вернулся он с объемистым пузырьком беловатой жидкости и котелком в руках. - Растирать. Очень часто. Можно носком. Посмотрим, да. Спирт отечественный, у меня последний...

И вот - баланда, ешьте. Я зайду. Поговорим, да!.. Аспидного цвета налет покрыл кончики пальцев ноги Сергея. Не чувствовала нога ни щипков, ни укола булавки. "Я не нужен себе калекой, нет", - думал Сергей и всю ночь через небольшие промежутки изо всех сил растирал спиртом ногу. Тот бил в нос, колесом крутил слабую голову. На второй день в пальцах появилась тупая, ноющая боль. Она все усиливалась, по мере растирания ноги спиртом. -

Отлично! Будет толк. Боль - не что иное, как представление о боли, да! - отчеканил доктор. - Но кусайте себе губы. Терпите. Нога останется... И Сергей терпел. Превозмогая боль, он яростно комкал носок, растирая ногу. Доктор заходил часто, засиживался у Сергея, расспрашивал его об учебе, жизни, фронте. Когда уж, казалось, обо всем поговорили, каждый, однако, сознавал, что о самом главном-то и умолчено, к чему и вели все беседы. Однажды, когда

доктор помог Сергею остричь кишащие вшами волосы, он особенно долго засиделся на вторых нарах. Лежа Сергей всматривался в мясистый профиль эскулапа, потом сказал: - Владимир Иванович, вы согласны с тем, что в представлении нашем, ровесников революции, честность, порядочность и... доброта, скажем, неизменно ассоциируются с понятием о любви к Родине, к русским людям?.. Доктор, насторожившись, внимательно слушал, наклонясь к Сергею. -