Этногенез монголов — страница 11

  • Просмотров 2951
  • Скачиваний 144
  • Размер файла 50
    Кб

совпадают .«Аристократы» и «демократы»- батуры, которых объединяло только стремление к смене старого, прогнившего родового строя на более справедливый, предложили Тэмуджину стать их предводителем с титулом «хаган» (хан),подразумевая под этим только несение военно-административных обязанностей. Большая часть монголов: тайджиуты, сальджиуты, хатагины, дурбэиы икирасы (отрасль хонкиратов), а также их союзники - отуз-татары,

ойраты; и меркиты - стремились к созданию племенной конфедерации, где власть хана была бы номинальной, а фактическая власть принадлежала бы главам племен. Назвать эту программу «аристократической» было бы неверно, потому что без поддержки «черного» народа вожди племен были бы бессильны, чего на самом деле не было. Недостатком этой политической программы была легализация права на самоуправство, безнаказанные грабежи соседей,

угон скота и убийства. Поэтому эта программа, проводившаяся последовательно, потерпела крах. Но какая-то часть монголов поступилась свободой ради безопасной жизни и гарантированных прав. Эти избрали ханом Тэмуджина и добровольно приняли обременительный закон - Ясу. Любопытно, что большая часть их,были «люди длинной воли». Программы. Какова была позиция Тэмуджина, после того как ещ избрали ханом с громким титулом «Чингис»,

можно судить только по его предсмертным заявлениям, приведенным в официальной истории и опущенным в «Тайной. Чингис, по словам Рашид-ад-Дина, высказывался так: «У степных народов, которых я подчинил своей власти, воровство, грабеж и прелюбодеяние составляли заурядное явление. Сын не повиновался отцу, муж не доверял жене не считалась с волей мужа, младший не признавал старшего, богатые не помогали бедным, низшие не оказывали

почтения высшим, и всюду господствовали самый необузданный произвол и безграничное своеволие. Я положил всему этому конец и ввел законность и порядок» . Интересно и очень важно, что Тэмуджин, избранный ханом, сам воспринимал себя столь же обязанным нести службу, как и все те, кто которые его избрали. Итак, здесь зафиксировано не безоговорочное подчинение власти, основан- ной на силе, а острая необходимость обрести силу для

самообороны, жертвуя при этом привычной независимостью и личной свободой. Вряд ли все монголы ( были столь предусмотрительны, что в ожидании будущих благ были готовы проститься с привычным укладом. Поэтому можно думать, что и аристократы», выбравшие Тэмуджина ханом, и «демокрвты», послушавыме своих беков, были одинаково ненадежны. Искренними могли быть толъко «люди длинной воли. Но кто были эти последние? Класс? Нет! Ибо они не