Элегия о смерти Петра Великого

  • Просмотров 116
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 15
    Кб

Элегия о смерти Петра Великого Автор: Тредиаковский В.К. Что за печаль повсюду слышится ужасно? Ах! знать Россия плачет в многолюдстве гласно! Где ж повседневных торжеств, радостей громады? Слышь, не токмо едина; плачут уж и чады! Се она то мещется, потом недвижима, Вопиет, слезит, стенет, в печали всем зрима, «Что то за причина?» (лишь рекла то Вселенна) Летит, ах горесть! Слава весьма огорченна, Вопиет тако всюду, но вопиет право, Ах!

позабыла ль она сказывать не здраво? О когда хоть бы и в сем была та неверна! Но вопиет, вопиет в печали безмерна: «Петр, ах! Алексиевич, вящий человека, Петр, глаголю, российский отбыл с сего века». Не внушила Вселенна сие необычно, Ибо вещала Слава уж сипко, не зычно. Паки Слава: «Российский император славный, Всяку граду в мудрости и в храбрости явный. Того правда, тою милость тако украсила, Что всю тебя Вселенну весьма удивила. Кто

когда во искусстве? кто лучший в науке? Любовь ко отечеству дала ль место скуке? Что же бодрость? что промысл? православна вера? Ах! не имам горести ныне я примера!» Паче грома и молни се Мир устрашило, И почитай вне себя той весь преложило. Но по удивлении в незапной причине, Со стенанием в слезах Вселенная ныне: «Увы, мой Петре! Петре верх царския славы! Увы, предрагоценный! о судеб державы! Увы, вселенныя ты едина доброта! Увы, моя

надежда! тяжка мне сухота! Увы, цвете и свете! увы, мой единый! Почто весьма сиру мя оставил, любимый? Кто мя Вселенну тако иный царь прославит? Кто толики походы во весь свет уставит? Всюду тебе не могла сама надивиться. Но уже Петр во мне днесь, Петр живый, не зрится! Ах, увяде! ах, уже и сей помрачися! Праведно Россия днесь тако огорчися». Се бегут: Паллада, Марс, Нептун, Политика, Убоявшеся громка Вселенныя крика. «Что тако (глаголют),

мати, ты затела?» Но Паллада прежде всех тут оцепенела, Уразумевши, яко Петра уж не стало; Петра, но российска: «Ах! — рече, — все пропало». Падает, обмирает, власы себе комит, Всё на себе терзает, руки себе ломит, Зияет, воздыхает, мутится очима, Бездыханна, как мертва не слышит ушима, Всех чувств лишенна, мало зде в себя приходит, Тихо, непостоянно, так гласом заводит: «Мое солнце и слава! моя ты Паллада! Куды ныне убегала? до коего