Елецкие пейзажи в творчестве М.М. Пришвина — страница 13

  • Просмотров 6296
  • Скачиваний 280
  • Размер файла 55
    Кб

алтарь. Поэтому при расширении храма и сохранении прежнего места алтаря изменились масштабы церкви. Старый деревянный храм Сергия Радонежского был перевезен в село Злобин Воргол (Злобино), а каменное строение передвинулось на запад и заняло часть старинной дороги[41]. Гимназисты часто бывали в городском саду: «В гимназию не пошел, а прямо в городской сад, на самую отдаленную лавочку, и стал там думать о последней, казалось ему,

известной и большой тайне, - вот бы и это узнать»[42]. Зимой в городском саду заливали каток, и там гимназисты встречались со своими сверстниками: «Садятся на лавочку под деревом, а лед зимний, прозрачный, колышется, тает, и волны теплую несут лодочку»[43]. Потом последовали события, которые повлекли за собой исключение Алпатова из гимназии. Уже зрелым писателем Пришвин так оценит два важнейших происшествия своих гимназических лет:

«Большое значение в моей жизни имели два события в детстве и отрочестве: первое – это побег из Елецкой гимназии в какую-то прекрасную свободную страну Азию, второе – исключение меня из Елецкой гимназии. Первое событие определило меня как путешественника, охотника, художника слова и сказителя, второе – как искателя добрых человеческих отношений или как гражданина. В этом столкновении свободы и необходимости началась моя

сознательная жизнь»[44]. В «Кащеевой цепи» М.М. Пришвин красочно повествует о своем первом путешествии. Место, откуда начиналось путешествие, расположено там, где река Ельчик впадает в Сосну, где находится «деревянный, на бочках лежащий мост», через который можно было попасть в Засосну: «Синий отошел к мосту, перешел на ту сторону и по ступенькам стал взбираться, все оглядываясь, на кручу высокого берега, где стоял-красовался

собор. Тут на известной скамеечки, где всегда вечером кто-нибудь сидит и любуется далью, сел теперь в утренний час Синий. Он видел отсюда, как путешественники расцеловались с Сережей, сняли шинели, как блеснули на солнце вынутые из-под шинелей стволы ружей, как серебряное весло стало кудрявить гладь воды, как Сережа тоже поднялся сюда на лавочку, проводил путешественников глазами до поворота реки, где лодка скрылась, всплакнул и

пошел»[45]. Архивные документы подтверждают, что несколько лет гимназист Пришвин прожил в доме на Успенской улице на квартире у Вельгемины Шмоль. Имя своей квартирной хозяйки писатель вводит в текст романа «Кащеева цепь» без изменений. В списках квартир, где проживали гимназисты Елецкой гимназии, адрес звучит более полно. Там указывается, что Вильгемина Шмоль жила в доме на Успенской улице, где располагалась аптека Люйтена на