Экономика знаний — страница 3

  • Просмотров 487
  • Скачиваний 18
  • Размер файла 19
    Кб

программного обеспечения в стране сегодня составляет около 4 млрд долл. в год и растет примерно на 20% ежегодно. Но этот сектор рынка никак нельзя считать прообразом экономики знаний — это один из наиболее крепких секторов традиционной «серой» экономики. Чтобы изменить положение и не отстать от набирающего ход поезда, в котором развитые (и многие развивающиеся) страны отправляются в будущее, где обществом станут править законы

экономики знаний, нам предстоит в корне изменить управление на всех уровнях. Государство должно быть кровно заинтересовано в том, чтобы создать среду для развития экономики знаний, — нужны организационные, правовые, экономические меры. И, конечно, налоговые льготы, как, например, в США и Великобритании. Но пока в производство знаний в России вкладывают около 1,6% ВВП, тогда как, скажем, в странах Организации экономического

сотрудничества и развития — около 5%. Впрочем, главное, чего нам недостает, — это прежде всего изменения в массовом сознании, которое надо ориентировать на то, что основное богатство России — в мозгах, а не в недрах. Интересно, что производство знаний в мире четко локализовано, а вот их потребление распределено (по крайней мере — в развитых странах) удивительно равномерно. Всемирно известные центры производства знаний — это

штаты Калифорния и Массачусетс в США, университетские города Кембридж и Оксфорд в Великобритании, Париж во Франции, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск — в России. В США различие между штатами в показателях экономики знаний значительно меньше, чем вариации по стандартным экономическим показателям. В то же время почти две трети венчурного капитала сосредоточены в трех штатах (Калифорния, Нью-Йорк, Массачусетс). В России

центрами такой концентрации могли бы (и должны бы) стать Москва, Санкт-Петербург, региональные центры РАН. Продукция из зон венчурного капитала далее расходилась бы в соответствии со спросом (интересно, что, по экспертным оценкам, потребление этой продукции спадает по закону всемирного тяготения — обратно пропорционально квадрату расстояния от «производственных центров»). Как и обычная экономика, экономика знаний нуждается в

измерениях. В США один из основных показателей — число патентов. Объективной информационной характеристикой этой области служит и число потребителей знаний. Но предложение и спрос здесь пока еще часто не совпадают. Забавно, но если бы Ньютон и Лейбниц разработали дифференциальное исчисление всего несколькими десятилетиями раньше, они остались бы непонятыми (их продукт оказался бы никому не нужным). Большинство открытий и