Двухчастная соната: век восемнадцатый — страница 4

  • Просмотров 1830
  • Скачиваний 21
  • Размер файла 52
    Кб

кантатно-ораториальные произведения, имевшие отношение к самым разным традициям. Их, например, можно обнаружить во многих антемах современника Пёрселла Джона Блоу или же Страстных ораториях таких композиторов, как Иоганн Йозеф Фукс и Антонио Кальдара, работавших, как известно, в первой половине XVIII столетия при Австрийском дворе. Можно, кстати, вспомнить в этой связи и о двух написанных в конце XVII века кантатах Дитриха

Букстехуде, – Sicut Moses exaltavit serpentem (BuxWV 97) и Mein Herz ist bereit, Gott, daß ich singe und lobe (BuxWV 73). Обе они открываются двухчастными вступительными сонатами (причем наименование Sonata в данном случае авторское). И демонстрируют при этом два типа построения двухчастной «увертюры-сонаты»: в первом случае вступительная Sonata состоит из краткого аккордового Adagio и полифонического Allegro, а во втором в условиях такого же темпового противопоставления вторая

часть носит танцевальный характер. Однако аналог увертюр-сонат существовал в эпоху барокко и в сфере собственно инструментальной музыки. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться, например, к творчеству Георга Муффата – точнее, к некоторым из его concerti grossi и камерным сочинениям из сборника Armonico Tributo, открывающихся двухчастными пьесами, названными композитором сонатами. Правда, следует признать, в подобном контексте

двухчастные ансамблевые сонаты в эпоху барокко встречались не слишком часто. А в качестве самостоятельных сочинений концертного плана их, очевидно, и вовсе не было (соната обычно представала в виде многочастного сочинения). Но, как ни странно, «самостоятельные» двухчастные сонаты, написанные для нескольких инструментов, появились уже во второй половине XVIII века – в творчестве Иоганна Георга Альбрехтсбергера. Фигура этого

австрийского композитора почему-то не привлекает отечественных музыковедов, пишущих о музыке того времени. А зря. Ибо искусство Альбрехтсбергера демонстрирует уникальный пример органичного синтеза стиля венского классицизма со многими традициями музыкального барокко. О большом значении последних, в частности, свидетельствует та колоссальная роль, которая отведена в музыке Альбрехтсбергера имитационной полифонии,

используемой не только в процессе развития музыкального материала, но и в качестве важнейшего формообразующего средства. Наглядное свидетельство тому – огромное количество написанных композитором фуг, причем как в виде отдельных сочинений, так и в виде частей более крупных циклов[3]. И очень часто такие циклы оказывались двухчастными. С одной стороны, это были прелюдии и фуги для органа или клавира. А с другой, – близкие им