Духовная педократия подростковая психология русской революционной интеллигенции — страница 8

  • Просмотров 2318
  • Скачиваний 360
  • Размер файла 30
    Кб

многочисленных статьях и очерках о современности он однозначно оценивает русскую интеллигенцию как «недоразвитый» общественный слой. Вот несколько подобных цитат. Пытаясь найти причины возможности в революционной среде такого явления, как провокаторство, он говорит: «Все политики неразвиты, духовно неразвиты, а революционеры, в которых политика кипит, неразвиты чудовищно…»[8, 46], они не распознают людей от «психологической

неразвитости – чудовищной, невероятной…»[8, 266] По мнению Розанова, из революционеров просто выхолощено психологическое чутье как нечто, недостойное служить мотивировкой, поэтому все их оценки «обоснованы фактически», в результате чего они попросту не могут отделить провокаторов от истинных революционеров, от которых они «фактически» не отличаются. А при разоблачении провокатора испытывает «негодование, столь же

младенческое, как и все, что говорит и делает революция» [8, 51-52] Уничтожающую характеристику интеллектуальному развитию революционеров дает Розанов в статье «Партии дурного тона»: «Мы в свое время отдавали должное крайним левым партиям в Г. Думе, отмечая их наивность и недостаток в них образовательного ценза, но указывая на их искупающую чистоту характеров… Мы были уверены, что этот юный студент, кажется, из недоучившихся,

говорит от всей души, и хоть говорит наивный вздор, не зная России и русской истории и вообще не зная ни о чем, что происходит во вселенной, и только начитанный в социал-демократических брошюрках»[9, 181]. По мнению Розанова, «элементарность-то и была и была методом русского радикализма»[8, 268, курсив авторский] и «революция единственно и поддерживается грубостью, невежеством и неразвитостью не только ее стада, но и ее вожаков, …

вопрос о ее прекращении есть просто вопрос умственного развития»[8]. Радикальная печать безжалостно оплевывала все, что могло бы способствовать расширению умственного горизонта молодежи, «не допуская до развития своих адептов» и в результате «слила дело революции и успех революции с делом и успехом умственного застоя, идейной косности, притупленности вкуса и воображения»[8]. В жизнь русской интеллигенции «ничего не было

допущено, кроме духовно элементарного, духовно суживающего, духовно оскопляющего!»[8, 269] Безусловно, это влекло ощутимые потери и в чисто практическом смысле, вроде того, что рядовые революционеры совершенно не разбираются в людях, в результате чего в их ряды без особого труда проникают провокаторы, составляя реальную угрозу делу революции. Но - «Но Митрофанушке легче было бы умереть, чем выучиться алгебре»[8, 272]. Наконец, Розанов