Духовная педократия подростковая психология русской революционной интеллигенции — страница 6

  • Просмотров 2322
  • Скачиваний 360
  • Размер файла 30
    Кб

Итак, философия извращается до состояния сборной солянки(а то и вовсе пюре – чтобы глотать, не разжевывая) к интеллигентскому столу. О питательности такого блюда можно судить по словам Овсяннико-Куликовского: «Другая черта, присущая — в большей или меньшей мере — всем идеологиям… состоит в том, что философская (теоретическая) часть их не имеет всеобщего значения, какое имеют настоящие философские системы, а их практическая

(прикладная) сторона, слишком тесно связанная с философской, не получает реальной силы — практического дела, в смысле общественной или политической деятельности — деятельности партии. В лучшем случае выходит нечто вроде секты»[7]. Печальную судьбу философии на скудной почве «революционной» интеллектуальной деятельности разделила также и наука. Как правило, «философская» солянка была приправлена еще и «научностью», вполне

сходившую в интеллигентской среде за настоящую науку: «Хотя программы эти обыкновенно объявляются еще и «научными», чем увеличивается их обаяние, но о степени действительной «научности» их лучше и не говорить, да и, во всяком случае, наиболее горячие их адепты могут быть, по степени своего развития и образованности, плохими судьями в этом вопросе»[2]. Однако «адепты», со свойственной им самоуверенностью, считали себя достаточно

компетентными в «этом вопросе», чуть ли не компетентнее настоящих ученых. Ведь последние все сомневаются и сомневаются, а интеллигенты уже обрели вожделенную истину, пышным цветом цветущую в крикливых брошюрках. Какой из этого можно сделать вывод? Обратимся к снова к Булгакову: «Легко понять и интеллигенту, что, например, настоящий ученый, по мере углубления и расширения своих знаний, лишь острее чувствует бездну своего

незнания, так что успехи знания сопровождаются для него увеличивающимся пониманием своего незнания, ростом интеллектуального смирения, как это и подтверждают биографии великих ученых. И наоборот, самоуверенное самодовольство или надежда достигнуть своими силами полного удовлетворяющего знания есть верный и непременный симптом научной незрелости или просто молодости»[2]. Итак, и философия, и наука безжалостно «опрощаются» в

интеллигентской среде. Интересную характеристику этому явлению дает в своей статье Д.И.Овсяннико-Куликовский. Пытаясь по возможности максимально смягчить и изгнать из текста оценочность, он, тем не менее, дает достаточно материала, «оценочного» самого по себе. Овсяннико-Куликовский рассуждает о двух типах восприятия духовных ценностей, грубо говоря, «объективном»(расширение психики при восприятии чего-либо нового) и