“Достать чернил и...”

  • Просмотров 163
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 17
    Кб

“Достать чернил и...” Дарья Менделеева “Февраль...”. Одно из самых ранних стихотворений Бориса Пастернака. Необычайно лаконичное, словно чеканное, и в то же время многогранное, мерцающее, как алмаз. “Февраль...”, “Февраль...”. Как же к нему подступиться? Стихотворение – одно из ранних. Редакторские пометы относят его к 1912 году. В 1913-м оно в числе прочих было опубликовано в коллективном сборнике “Лирика” – первое печатное

выступление Пастернака. В “Избранном” 1945 года автор предлагает новый его вариант, однако впоследствии (1956) возвращается к первоначальной редакции. С темой вроде бы тоже всё ясно, кажется, что она заявлена в первом слове. А вот дальше начинаются сложности: слякоть – “грохочет”, “горит”, идёт ливень. Какой же ливень – в феврале? Вернёмся. Константин Локс, историк литературы и университетский друг Пастернака, писал о первом его

сборнике “Близнец в тучах”, увидевшем свет годом позже “Лирики”: “Это была новая форма символизма, всё время не упускавшая из виду реальность восприятия и душевного мира”. Итак, вот он, ключик: от весьма условной реальности – через восприятие её автором – к образу, по своей ёмкости более напоминающему символ. Сегодня мы исполним грусть его... Мне снилась осень в полусвете стёкол... Вокзал, несгораемый ящик Разлук моих... – во

всех ранних стихотворениях Пастернака перед нами не картина природы, а прежде всего – картина души. “Февраль”. Первое слово, ограниченное точкой, выглядит как заявленная тема. Двусложное, как удар сердца, оно только толчок для той лавины, которая сдвинется дальше. Куда? Туда, где слякоть горит чёрной весной. Но ведь “чёрная весна” с осевшим ноздреватым снегом – это уже март. А “ливень” возможен никак не раньше апреля.

Получается, что в своей пролётке “за шесть гривен” поэт движется не сквозь пространство, а сквозь время. От сретенской оттепели (вспомним, какие лужи с завидной регулярностью заливают Москву в половине февраля) к обугленному снегу марта и далее – “чрез благовест”, напоминающий о Пасхе (ведь постом служат редко). Неожиданно выстраивается композиция стихотворения. Первые три катрена – мысленное путешествие в грядущую весну.