Добролюбов Николай Александрович — страница 7

  • Просмотров 4287
  • Скачиваний 334
  • Размер файла 52
    Кб

выдержал экзамен в высшее светское учебное заведение воспитанник семинарии, находившейся под его начальством. Тогда отец Добролюбова сменил гнев на милость и послал сыну разрешение на поступление в институт, исполнившее его неописуемой радости и восторга. Двадцать четвертого августа Добролюбов, забрав свои документы из академии, переселился в институт, чувствуя себя на седьмом небе. Первые впечатления об институте были

самые светлые. По крайней мере, свою жизнь в институте он расписывал радужными красками. А вскоре начались занятия и поглотили его всего. При отличных способностях Добролюбов владел каким-то особенным даром учиться. Довольствуясь записыванием лекций в аудитории, он никогда не терял времени на "черную" работу, т.е. на переписку, на составление рефератов, на заучивание. Он читал везде и всегда, иногда внося краткое содержание

прочитанного в толстую библиографическую тетрадь. В столе у него было столько разного рода заметок, редких рукописей, тетрадей, корректур, которыми он в первое время зарабатывал себе на пропитание, в шкафу - столько книг, что и ящик в столе, и полки в шкафу ломились... Но жизнь двумя жестокими ударами нарушила эту безмятежность чистой души юноши и, сразу обрушив на его голову тяжкое горе, наполнила его мучительными сомнениями,

доводившими в первые минуты до мрачного ожесточения, и вместе с тем пошатнула его от природы крепкое здоровье. Первым ударом была смерть страстно любимой им матери, последовавшая 8 марта 1854 года, в первый же год пребывания в институте. Долго скрывали от Добролюбова родные весть об этой потере, стараясь медленно подготовить его к ней. Зинаида Васильевна была уже в могиле, когда он получил первое известие о ее тяжкой болезни,

причиненной неблагополучными родами. В какую тревогу и смятение повергло Добролюбова это известие, мы можем судить по выдержкам из письма его к отцу от 17 марта: "Я все не верю, я не могу подумать, чтобы могло совершиться это ужасное несчастие... Бог знает, как много, как постоянно нужна была для вас милая, нежная, кроткая, любящая мамаша наша как благодетельный гений, милый друг и хранитель... Боже мой! В прахе и смирении повергаюсь

перед Твоей святой волей!.. Помоги моему неверию, подкрепи меня, сохрани мне, моим милым добрую нашу хранительницу! Я могу только молиться, я могу обращаться только к Господу Богу с моей глубокой горестью..." Известие о смерти матери, пришедшее через неделю после этого, не застало, таким образом, Добролюбова врасплох: он успел привыкнуть к мысли о потере и при всем своем отчаянии сохранил столько мужества, что мог утешать отца и