Добролюбов Николай Александрович — страница 5

  • Просмотров 4285
  • Скачиваний 334
  • Размер файла 52
    Кб

поступлении в университет, то Добролюбов решил поступить в петербургскую Духовную академию. На это дело старик согласился легче; не было возражений о трудности учиться, ни о возможности поступить туда; сказано было только несколько слов о его молодости, но юноша убедил, что молодому легче учиться, и дело было улажено. В августе 1853 года, после пяти лет обучения в духовной семинарии, но так и не закончив последнего класса,

Добролюбов едет в Петербург. Трогательное впечатление производит его первое письмо к родителям, написанное еще дорогой, в Москве, рисующее юношу нежным "маменькиным сыночком": "Воображаю, милые мои папаша и мамаша, с каким мучительным беспокойством смотрели вы вслед удалявшемуся дилижансу, который оторвал меня от родимого края. Вас тревожила не столько горесть расставанья, сколько страх грядущих неприятностей, которые могли

встретиться со мной на неведомом пути. Но Бог, которому молились так усердно все мы, милосердый Бог сохранил меня цела и невредима..." Приехав в Петербург, в Духовную академию, Добролюбов узнал, что до окончания вступительных экзаменов он должен жить на частной квартире. Думал ли он, когда переносил свои бедные семинарские пожитки в нанятое за 35 копеек в день помещение, что случайный наем комнатки имел роковое значение в его жизни.

В другом углу той же комнаты поселился студент педагогического института - один из тех, кто год назад поступил в институт, не выдержав экзамена в академию. Студент поселился там на время, так как приехал из провинции раньше окончания каникул, в то время как никуда не уезжавшие жили еще на казенной даче. Вот с этой самой дачи пришел к нему товарищ и сообщил: "В институте, брат, слезы: на 56 вакансий явилось только 23 человека, и из их

числа только 20 могли быть допущены к экзамену, потому что из трех остальных одному 18 лет, другому -14, третий - какой-то отчаянный. Через несколько дней еще был экзамен: явилось пять человек, и все приняты почти без экзамена". Это известие привело Добролюбова в волнение. Главный педагогический институт во многом уступал университету, но все-таки как высшее заведение светского характера нравился ему больше, чем академия. К тому же

казенное содержание студентов института отлично решало денежный вопрос, затруднявший ему поступление в университет. Студенты института внушили Добролюбову, что ничто не мешает ему попытаться держать приемные экзамены в институт одновременно с академическими, так как институтское начальство допускает к экзаменам без предварительного представления документов. Если же отцу будут угрожать какие-либо неприятности со стороны