Джордж Оруэлл "Ферма животных ("Скотный двор")"

  • Просмотров 3936
  • Скачиваний 227
  • Размер файла 14
    Кб

Джордж Оруэлл английский писатель середины 20 века. Однако я уверена, что на просторах бывшего Советского Союза мало кто слышал это имя. А если оно где-то и упоминалось, то с непременными комментариями вполне определенного характера: антикоммунист, пасквилянт и т. п. На самом деле, в своих политических взглядах Оруэлл твердо стоял на позициях демократического социализма. Поэтому был «неудобным собеседником» не только для

советского правительства, но и для своего. Консерваторов он не устраивал тем, что по-прежнему стойко верил в социалистическую идею, с ней одной связывая возможность гуманного будущего, когда исчезнут диктатуры и колониальный гнет и общественная несправедливость. Для либералов он был докучливым критиком и явным чужаком, поскольку не выносил их прекраснодушного пустословия. Ключевым моментом в его жизни и взглядах стала

Испанская война. Именно в Испании Оруэлл впервые удостоверился, что возможен совсем иной социализм – по сталинской модели. Так он сам пишет об этом: «Это уродливый социализм, казнящий революцию во имя диктатуры вождей и подчиненной им бюрократии, сделался для меня главным врагом. Его облик я сумею различить безошибочно, не обращая внимание на лозунги и знамена». Такое «прозрение» Оруэлла стало толчком для неутомимой борьбы

против тоталитаризма. Часть её воплотилась в сказке «Ферма животных» («Скотный двор», «Скотский хутор»). Конечно, для тех, кто не знаком с историей первой половины 20 ст. это произведение может показаться безобидной детской сказкой про животных. А тот, кто хоть что-нибудь слышал о тех ужасных временах, сразу же поймёт, что это острая сатира на реалии «советского эксперимента». Оруэлл описывает насильственное единомыслие, ставшее

символом сталинской эпохи, атмосферу страха, ей сопутствующую; приспособленчество и беспринципность, заставлявшие объявлять черным то, что ещё вчера считалось белым; беззаконие, всеобщую подозрительность, пышную парадность, за которой скрывались непростительные экономические и политические просчеты. Но писатель делает это не с целью позлорадствовать над событиями в чужой стране, а с целью пролить свет на советские события,