Джек Лондон, рассказы и сочинения — страница 11

  • Просмотров 4709
  • Скачиваний 234
  • Размер файла 29
    Кб

документализмом не передать было эпической масштабности разыгрывавшихся на Севере драм , остроты конфликтов , напряженности переживаний . И в наиболее зрелых своих новеллах Лондон нащупывал совершенно новый для его времени тип реализма – сочетающего безукоризненную верность каждой подробности с поэтической фантазией, с лирическими отступлениями, которые перебивали стремительное развертывание интриги, придавая

повествованию углубленность и эпический размах. Вернемся еще раз к новелле « В далеком краю» и , зная ее содержание и развязку , перечитаем внимательно. Запомнятся прежде всего страницы, на которых рассказано не о перипетиях взаимоотношений героев, а о гнетущем их страхе Севера, самом большом страдании , которого не могли перенести и куда более сильные люди. Страх Севера – « неразлучный спутник Великого Холода и Великого

Безмолвия» , « отсутствие жизни и движения , мрак , бесконечный покой дремлющей земли», показавшийся только на минуту краешек солнца , чей скудный луч точно рассеял ужас и заставил Уэзерби и Катферта в последний раз потянуться друг к другу искалеченными руками ,- этот мотив проходит через всю новеллу. И она приобретает новое, философское звучание : это рассказ о том , как людьми обладает испуганное оцепенение перед немым величием

природы , рассказ о вечно повторяющемся круговороте бытия , перед которым ничтожной суетой оказываются не только раздоры из-за сахара , но и вся погоня за богатством , и вся « цивилизация», навеки лишившая человека чувства своей слитности с макрокосмом . 2.3.Новелла «Смок Белью»   Смок Белью, в одноименном произведении, живший в Сан- Франциско, закончивший колледж, вращавшийся в кругах сан – франциской богемы, бывший членом

нескольких клубов бросает все и едет на север, где практически перерождается. Трудности и лишения он испытывал каждую секунду, начиная с грубой пищи, которая состояла из огромных порций бекона и неудобоваримых черных бобов, ужасной работы носильщиком, от которой его ступни покрылись пузырями, а по ночам он просыпался от судороги , сводившей ему ноги до постоянного холода и отсутствия комфортных условий для проживания, к

которым он привык в Сан – Франциско. Смок Белью боролся с соблазном удрать домой , его злость к работе сменялась слезами ,слезами бессилия и отвращения к самому себе. Никогда еще ни один человек не чувствовал себя до такой степени побежденным. Но он не убежал , где-то в глубине его души жила непоколебимая твердость. Он твердил себе , что все доступное другим мужчинам , должно стать доступным и ему. И эта борьба с самим собой , яркое