Династический кризис и его разрешение "смутное время" — страница 6

  • Просмотров 6358
  • Скачиваний 195
  • Размер файла 15
    Кб

потом, в конце лета, мороз повредил хлеб, вверг Россию в голод и тяжелый кризис. Кажущаяся государственная мощь и восстановленный было порядок рухнули в одночасье. Началась Смута. Приближение Смуты в 80 – 90 гг. XVI в. чувствовали иноземцы, заброшенные судьбой в Россию. Иностранные авторы «Записок о Московии» того времени предрекали Смуту, но сами русские , судя по отечественным документам, были опьянены своими успехами и не

замечали приближения грозы. Следует отметить, что многие из аристократов тяготились всевластием Бориса Годунова, но вступить с ним в открытую схватку еще не решались. Лжедмитрий I Нестабильность экономики и социальные конфликты люди того времени объясняли, как Божью кару за неправедные действия незаконного, «безродного» царя Бориса Годунова. Бояре всячески стремились сохранить власть и убрать потенциальных претендентов.

Так, одного из самых близких по крови к Федору Ивановичу его двоюродных братьев – Федора Никитича Романова (отца Михаила, будущего основателя династии Романовых) насиль постригли в монахи и сослали в Антониево-Сийский монастырь (неподалеку от Архангельска) под именем Филарета. В обстановке всеобщего недовольства Годуновым широкое распространение получили слухи, что жив царевич Дмитрий, «чудесно спавшийся» в Угличе. В 1602 г. в

Литве объявился человек, выдававший себя за царевича Дмитрия; он поведал польскому магнату Адаму Вишневецкому, что его подменили «в спальне угличского дворца». Покровителем Лжедмитрия стал самборский (вблизи Львова) воевода Юрий Мнишек. Согласно официальной версии правительства Бориса Годунова, человек, выдававший себя за царевича Дмитрия Угличского, был монах Григорий (в миру – мелкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев).

Юшка, как его звали в молодости, проявлял незаурядные способности: знал латинский и польский языки, имел калиграфический подчерк, обладал редкой способностью быстро ориентироваться в конкретной обстановке. В молодости он был слугой Федора Никитича Романова, после ссылки которого постригся в монахи. В Москве он жил в расположенном в Кремле Чудовом монастыре и служил при патриархе Иове. В.О. Ключевский справедливо писал, что

Лжедмитрий был лишь испечен в польской печке, а заквашен в Москве. В марте 1604 года произошло окончательное сближение самозванца с иезуитами, а 24 апреля самозванец тайно принял католичество и сам известил об этом папу Климента VII торжественным письмом на польском языке, и пообещал римскому папе распространить католизм и в России. С этого момента началось, так сказать, официальное существование претендента на московский престол,