Диалог двух современников (В.Шушкин и Ф.Абрамов) — страница 7

  • Просмотров 2621
  • Скачиваний 132
  • Размер файла 27
    Кб

Был бы самовар не худой.» (V;227) Здесь Шушкин рассматривает не только соотношение искусства и правды, но и искусства и ремесла. И. Кант, рассматривается также эту проблему в «Критике способности суждения» (1790), разграничивал искусство и ремесло по котегории свободы и необходимо. (9) искусство всегда свободно, тогда как ремесло, по Канты, имеет смысл только своим результатом и думает только о нем. Результат к тому же можно

использовать утилитарно (получить, например, деньги). Кроме этого, к ремеслу можно принудить (извне, но есть и «самоприсуждение» - о нем и пишет Шушкин: разве не есть стремление писать «сложнее» или «смелее» определенной формой такого принуждения?!), а к истинному искусству – нельзя. Несмотря на это, Шушкин, вслед за Кантом, не отрицает в ремесле некий элемент искусства, ведь свободный труд, не претендующий на высокую

художественную оценку, выполняемый не в строго утилитарных целях – намного ближе к искусству, чем заказное произведение, лишенное правды. Шушкин вносит нечто свое в определение истинного искусства. Для него это свободное и правдивое творчество, имеющее некоторую непознаваемую составляющую, «откровение». Ремесло же, по Шушкину, ровно в своей сути самому себе («важно в той степени, в какой важно»); искусство же всегда есть нечто

больше, чем сумма элементов и приемов. Абрамов по-своему развивает идеи Шушкина, и получается своеобразный диалог вне времени и пространства (а вернее над ними), диалог двух художников: «В искусстве главное – духовный рост творца, художника. Но вместе с ним духовно растет человечество. Цель подлинного искусства – постижение вечности. Но для чого,чтобы прийти к пониманию вечности в искусстве как единственной цели и смысла работы

художника, для этого надо прежде всего переболеть всеми болями и суетностью своего времени. Истинно большим художник становиться тогда, когда в его творчество, вего мироотношение входит вечность, когда вечность становиться мерой вещей и дел. Искусство должно быть привязано к современности, но еще больше должно тяготеть к вечности. Искусство, как истинно большой человек: ноги - вземле, а очи – в небе. Цель и задача критики –

уловить, наути тот рубеж в творчестве художника, когда он поднялся над суетностью своего времени, когда в нем почувствовал дыхание вечности.» (11) Еще одна глобальная тема – борьба добра и зла в искусстве и жизни – в центре внимания писателей. «В основе всей мировой литературы,- пишет Абрамов, - и, конечно, фольклера, - тема борьбы добра и зла. Да и как возможно иначе? Ведь вся история человечества – это в сущности история борьбы за