Диалог двух современников (В.Шушкин и Ф.Абрамов) — страница 4

  • Просмотров 2623
  • Скачиваний 132
  • Размер файла 27
    Кб

Зрители говорят о конкретном актере, о его игре, т.е. по сути о его внешней (технической) работе, а художественный образ, который актер должен был создать, - даже не обсуждается. Произошла тревожащая Шушкина-художника подмена содержания формой. Форма, не приобретшая содержание, не вместимая его, собственно заметила его некой продублированной формой, «формой формы», став «нулевым» содержанием, «пустым» репрезентантом. Этот

глобальный процесс, совершающий не только в данном рассмотренном Шушкиным случае, но и во всем современном исскустве, процесс дегуманизации исскуства, подмечен автором точно и бескомпромиссно правдиво. Размышления Абрамова и Шушкина, таким образом, следуют в одном русле. Оба художника чувствуют личную ответственность перед искусством и действительностью (народом), не отделяя одно от другого. Художники точно вскрывают

сложный механизм взаимозависимости художественного феномена в его единстве, фиксируя процесс разделения этого единства в искусстве ХХ века. Во многом этот процесс разделения вызван, как нам представляется, известным явлением асимметрично дуализма знака (художественное произведение есть сложный вторичный моделирующий знак системы). В своей классической работе «Об асимметричном дуализме лингвистического знака» (1929)

С.Карцевский установил, что «знак и значение не покрывают друг друга полностью». (5) В одних случаях, - значение всегда больше и шире знака, в других – наоборот. Например, в языке для обозначение одного значения среднего рода имени существительного множественного числа используя несколько формальных выразителей (Флексий, в данном случае); однако разные значения подчас интегрированы одинаковым выразителем. Справедливо мнение

Карцевского, что «всякий лингвистический знак является в потенции омонимом и синонимом одновременно.» знак, таким образом, есть нечто из ряда явлений переносных (транспонированных) значимостей, но одновременно он принадлежит к ряду подобных (сходных) значимостей, выраженных при этом разными знаками. Карцевский пишет:» Обозначающее (звучание в языке и форме в литературе, в искусстве – П.Г.) и обозначаемое (функция) постоянно

скользят по «наклонной плоскости реальности». Каждое «Выходит» из рамок, назначенных для него его партнером: обозначающее стремится обладать иными функциями, нежели его совственная; обозначаемое стремится к тому, чтобы выразиться себя иными средствами, нежели его собственный знак. Они асимметричны; будучи парными (accouples), они оказываются в состоянии неустойчивого равновесия. Именно благодаря этому асимметричному дуализму