Деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе — страница 4

  • Просмотров 3606
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 148
    Кб

рефлексов. Необходимо различать два довольно разных явления. Это инстинктивная ксенофобия и ксенофобия-идея – неосознанный социальный рефлекс и идеология этнической вражды. Инстинктивная ксенофобия (антиварварский снобизм) в той или иной степени характерна для большинства социумов, в особенности же империй. Греки презирали скифов, персы – арамеев, а византийцы – всех варваров. Отметим этот признак – регулярность,

обыденность высокомерного отношения к чужим народам. Оно имеет место тогда, когда самооценка народа достаточно высока, и он не видит себе угрозы в чужаках. Как только начинает разрушаться сложная структура, включаются архаические социальные защитные механизмы и люди начинают охранять собственный умалившийся народ или группу от посягательств извне. Наиболее распространенное определение ксенофобии вообще (соответствующее

скорее первому, инстинктивному, типу) трактует ее как ответ на растущую конкуренцию за ограниченные экономические и социальные ресурсы. Идейная форма ксенофобии как раз связана с выходом индивидуальных эмоций на уровень идеи. В отличие от инстинктивной ксенофобии, она не социальный рефлекс, а именно политическая идея, возникающая во времена испытаний и страданий, в пору потрясения государственных основ и самой народной

жизни. Причин подобного бурного роста ксенофобии несколько [82 с. 2]. Последние полтора десятилетия Россия переживает ускоренную модернизацию своего общественного строя. В результате незавершенности или непродуманности ряда реформ многие жители России потеряли свое прежнее устойчивое положение и оказались на более низких ступенях социальной лестницы. Поскольку в предшествующие десятилетия громадный пропагандистский

аппарат постоянно внушал населению СССР, что страна окружена врагами – тайными и явными, то, естественно, ответственность за ухудшение положения была возложена на «врагов», в роли которых на сей раз выступили представители национальных меньшинств. При этом в массовом сознании происходило значительное обобщение, когда отрицательные черты отдельных представителей тех или иных народов переносились на всю общность этих

народов. На это наложилась «фантомная боль» от исчезновения СССР. И русские, игравшие роль «старшего брата», оказались в начале 1990-х в ряде бывших советских республик и некоторых российских автономиях в положении «лиц второго сорта», вытесняемых со всех постов, а иногда и лишаемых имущества представителями «титульной нации». В наиболее жесткой форме это происходило в тех случаях, когда государственная власть на той или иной