Детство, воспитание и лета юности Петра I — страница 9

  • Просмотров 13752
  • Скачиваний 841
  • Размер файла 35
    Кб

который по собственной воле отозвался на клич Петра и вступил в его потеш­ные. Впоследствии Петр, став уже императором, приказал художнику графу Растрелли вылить из металла бюст своего первого солдата Бухвос­това. Страсть Петра к иноземным дико­винкам привела его к вторичному обучению. По словам самого Петра, в 1687 году князь Я.Ф. Долгорукий, отправляясь послом во Францию, в разговоре с царевичем сказал, что у него был

инструмент, которым «можно было брать дистанции или расстояния, не доходя до того мес­та», да жаль - украли. Петр просил князя купить ему этот инструмент во Франции, и в следующем году Дол­горукий привез ему астролябию. Не зная, что с ней делать, Петр обра­тился к немцу «дохтуру», но тот сам не знал, как с ней обращаться, и скоро привез голландца Тиммермана. Под его руководством Петр «гораздо с охотой» принялся учить­ся арифметике,

геометрии, артиллерии и фортификации. Дошедшие до нас тетради Петра с задачами, им решенными, и объяснениями, на­писанными его же рукой, показыва­ют, что Петр плохо вслушивался в непонятные ему математические термины: сложение (addatio) он пи­сал то “ацицое”, то “водицыя”. Да и сам учитель был не бойкий математик: в тетрадях встречаются зада­чи, им самим решенные, и в задачах на умножение Тиммерман не раз де­лал ошибки. Но эти

тетради свиде­тельствуют, с какой охотой Петр принялся за математику и военные науки. Он быстро прошел арифметику, геометрию, артиллерию и фортификацию, овладел астролябией, изу­чил строение крепостей, умел вы­числять полет пушечного ядра. С этим же Тиммерманом, осмат­ривая в селе Измайлове амбары де­да Никиты Ивановича Романова, Петр нашел завалявшийся англий­ский бот, который, но рассказу самого Петра, послужил

родоначаль­ником русского флота, пробудил в нем страсть к мореплаванию, по­вел к постройке флотилии на Пере­яславском озере, а потом под Архангельском. Увидя ботик (который до сих нор сохраняется в Петербурге в домике Петра Великого и известен под име­нем «дедушки русского флота»), Петр спросил Тиммермана, чем он лучше наших гребных судов? - Он ходит на парусах не только по ветру, но и против ветра. - Как против ветра? Может ли это

быть? - Верно. - Ну, так поедем. - Нельзя, - ответил Тиммерман, осмотрев бот, - его надо прежде по­чинить, поставить мачту, натянуть паруса. - Нет ли человека, который умел бы все это сделать? - Есть. - Кто такой? - Голландец Карштен Брант, жи­вущий в Немецкой слободе. - Приведи его ко мне. На следующее утро Брант был уже у Петра, и ботик скоро был спущен на воды реки Яузы и начал плавать. Но так как река Яуза узка и мелка, то ботик задевал дном