Детство, воспитание и лета юности Петра I — страница 2

  • Просмотров 13778
  • Скачиваний 841
  • Размер файла 35
    Кб

Составлен был штат лиц, которые должны были смотреть за новорождённым. Будущего преобразователя России кормить грудью была назначена боярыня Неонила Иерофеевна Львова, старшеюмамкою-боярыня Матрёна Романовна Леонтьева, а верховною боярыней – вдова княгиня Ульяна Ивановна Голицына. Колыбель младенца была обтянута турецким “золотным” бархатом, расшитым затейливыми серебряными и золотыми рисунками. Подкладка колыбели была

рудо-жёлтая, ремни обшиты венецианским бархатом; вершние покрышки у перинки и тюфяка были сшиты из тафты и набиты белым лебяжьим пухом. Не менее богато было и одеянье Петра; когда ему исполнилось пять месяцев ему нашиты были золотые парчовые кафтаны. Шапка у него была унизана жемчугом и самоцветными камнями, а другая шапка была бархатная, с околышем из соболя. Имелось также несколько пар башмаков, обнизанных жемчугом, богатый

опашень с нашивкою и кружевом, низанным крупным жемчугом, в количестве 577 зёрен, и с шестью изумрудными пуговицами на золотых закрепках и более десяти шёлковых, атласных и парчовых кафтанов. Царевич со своим штатом помещался в отдельных деревянных хоромах, которые внутри были обиты сукном. Собственная комната Петра была обита Кохами с серебряным теснением. Когда же исполнилось Петру 5 лет, для него были построены отдельные

хоромы, в которых стены и пол были обиты алым сукном. Таким же сукном были покрыты стол и лавки, с кайками из белого сукна, желтого и лазоревого. Впоследствии царевичу Петру было сделано кресло из рудо-жёлтого бархата, с галуном и столик, расписанный красками, золотом и серебром. И на слюде в окнах, заменявшей тогда стекло, живописец Иван Салтыков написал разные рисунки: в середине был изображён орёл, а по бокам – травы. Рисунок был

сделан так ,что из комнаты на улицу всё было видно, а оттуда – ничего, так как по обычаю того времени царские дети бережно скрывались от глаз посторонних – царевичи до 13 лет а царевны на всю жизнь. Ко дню рождения Петра, когда ему минул год, был сделан конь, или “потешная лошадка”, во всём конском уборе для всадника. Лошадка эта была обтянута настоящей лошадиной кожей; а на ней уздечка и седло со стременами были вызолочены и

высеребрены. Когда Петру исполнилось два года, в его комнате повесили качели на верёвках, обшитых бархатом. Живописец Салтыков расписывал красками игрушки для Петра; например, ему было приказано расписать гнездо голубей, гнёзда канареек, щеглят, чижей и даже стадо баранов, причём у последних надо было расписывать шерсть как настоящую. Органист Гутовский чинил царевичу цимбалы немецкого изготовления, и сам сделал пару