Детство, воспитание и лета юности Петра I — страница 10

  • Просмотров 13822
  • Скачиваний 841
  • Размер файла 35
    Кб

песок или упи­рался носом в берега, поэтому его перенесли на Просяной пруд, кото­рый оказался также тесен, и Петр спрашивал окружающих, где было бы можно найти больший простор своей новой потехе. Ему указали на обширное озеро, верст десять в дли­ну и пять в ширину, расположенное за Троице-Сергием под Переяславлем, куда в 1688 году Петр и пере­нес свою забаву, где строил фрсп- • с помощью Бранта и мастера Корт'.. Эта постройка

производилась на бе­регу Трубежа, близ церкви Зна­мения. Петру в это время шел уже 17-й год, но он не думал обращать внимания на государственные дела. Царица-мать, чтобы остепенить своего сына, женила его (27 января 1689 года) на Ев­докии Федоровне Лопухиной, и с этого момента он стал еще более опасным для правительницы Софьи, решившейся бороться до конца. Че­рез месяц после свадьбы Петр уехал в Переяславль от матери и жены к своим

кораблям. Вызванный из Переяславля цари­цей Натальей в Москву, Петр в июле 1689 года запретил Софье участво­вать в крестном ходе, а когда она не послушалась, сам уехал из процес­сии. Разрыв отношений Петра и Софьи произошел 7 августа. Со­фью напугал слух о том, что Петр с потешными явится в Москву и ли­шит ее власти. Приверженцы Петра дали ему знать, что стрельцы «идут бунтом» и замышляют «убийство» на него с матерью. Петр ускакал в

лес, а оттуда к Троице, бросив мать и беременную жену. С 8 августа съе­хались в Лавру все Нарышкины, и пришли потешные и Сухарев стре­лецкий полк, в память которого Петр впоследствии построил Суха­реву башню в Москве. Софья, под предлогом гибели отечества, уговорила брата Петра -Иоанна, оставшегося в Москве, -дать стрельцам приказ, чтобы ни­кто из них, под страхом смертной казни, не отлучался из Москвы, но Иоанн, узнав всю ложь

наговора царевны Софьи, принял сторону Петра. Шакловитов был выдан и казнён, а князь В.В. Голицын добровольно явился в лавру и был сослан в Каргополь. Софья же, как ”третье зазорное лицо”, но словам письма Петра к брату, была заключена в Новодевичий монастырь. Задумав совершить поездку за границу, Петр снарядил посольство в составе 250 человек, во главе которого были поставлены Лефорт, сибир­ский наместник Головин и думный дьяк

Возницын, а сам Петр остался в свите инкогнито под именем Петра Михайлова. Открытой целью по­сольства, отправлявшегося в Европу по поводу шедшей тогда коалиционной борьбы с Турцией, было желание скрепить прежние или завязать новые дружественные отношения с западноевропейскими государствами, а негласная состояла в том, чтобы найти в морскую службу добрых капитанов, “которые бы сами в матросах бывали и службою дошли до чина, а