Десятилетие после смерти Сталина — страница 11

  • Просмотров 4360
  • Скачиваний 243
  • Размер файла 46
    Кб

выбрали позицию «неприсоединения». Кроме того, между двумя системами укрепились отношения мирного сосуществования. Эта формула не была новой: она появилась в конце сталинского периода и стала программным принципом советской внешней политики. Однако в речи Хрущева на нее был сделан особый упор: во-первых, четко подразделялись межгосударственные отношения и революционная борьба, которая считалась «внутренним делом» каждой

страны, во-вторых, и главное - сосуществование выдвигалось в качестве единственно возможной альтернативы «самой разрушительной в истории войне». «Третьего не дано»[5], - сказал Хрущев. Он развил свою мысль, заявив, что войны больше не являются «фатально неизбежными». 2.2 Секретный доклад Хрущева 25 февраля на секретном заседании Хрущев прочел свой доклад «О культе личности и его последствиях», позднее известный как «секретный

доклад». Фактически Хрущев показал, что вся история партии с того времени, как Сталин стал во главе ее, была историей преступлений, беззаконий, массовых убийств, некомпетентности руководства. Хрущев рассказал, хотя и кратко, о систематической фальсификации истории, проводившейся самим Сталиным и по его указанию. Тем не менее он с одобрением отозвался о борьбе Сталина с оппозицией. И это было понятно, что-то ведь должно было

остаться в арсенале заслуг Сталина и руководимой им партии, каждый шаг которой был кровавым. Хрущев совершил великое историческое дело - он открыл дорогу к пониманию сущности советской социалистической системы, как самой антигуманной системы, которая когда-либо существовала в истории человечества. В какой мере доклад оставался секретным? - Было решено довести его до сведения всех членов партии, использовав уже испытанную

форму письма. Это означало ввести в курс дела миллионы людей. Через неделю доклад зачитывался на открытых собраниях, на предприятиях, в учреждениях и в вузах. В тоже время, текст доклада без особых трудностей попал в руки американских спецслужб, которые поторопились опубликовать его, и это потрясло весь мир. Особенная растерянность царила в наиболее консервативных, сталинских коммунистических партиях, таких как компартия США,

Великобритании, Франции. В восточноевропейских странах, находившихся во время войны либо под фашистским господством, либо под фашистской оккупацией, а затем превращенных в советских сателлитов, реакция также была различной. У руководства партии стояли в то время стопроцентные сталинисты, проводившие под контролем советских советников ту же самую политику террора, что и в СССР. Лидеры компартий, особенно Китая и Албании, были