Цветовая лексика в творчестве С. Есенина

  • Просмотров 225
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 24
    Кб

Цветовая лексика в творчестве С. Есенина Сергей Есенин, поэтическое сердце России, прожил яркую, короткую, как мгновение жизнь. Всего 30 лет. Своим читателям он ставил богатое поэтическое наследство. Есенинские строки обладают поистине колдовской силой, берут за душу, голос добирается до самых глубин человеческого сердца. И костёр зари, и плеск волны, и серебристая луна, и шелест тростника, и необъятная небесная ширь, и голубая

гладь озёр – вся красота родного края с годами отлились в стихи, полные горячей любви к русской земле. Первых своих читателей Есенин пленил тем, что повёл по забытой ими прекрасной земле, заставляя сберегать в глазах её краски, вслушиваться в её звоны, в её тишину, всем существом впитывать её запахи… В 1905 г. А. Блок написал статью “ Краски и слова ”, где сетовал что современные “ взрослые писатели ” “ отупели к зрительным

восприятиям ”. “ Душа читателя поневоле заждалась среди абстракций, загрустила в лабораториях слов ”. Тем временем перед слепым взором её бесконечно приломлялась цветовая радуга. “ И разве не выход для писателя – понимание зрительных впечатлений, умение смотреть? ” “ Действие света и цвета освободительно ”. Статья это, с призывом к свету и цвету, к общению с живой природой, освобожденной от академического “ асфальта

исторических аналогий ”, кажется навеянной раздумьями о новой французкой живописи. Но это не так: импрессионистов Блок не заметил. Тоска по простоте и ясности “ красного, зелёного, белого ” была реакцией на русский литературный символизм, который год от году становился всё глубокомысленнее. Блок искал выхода, со свойственным ему даром предчувствия, предсказывал неизбежность появления поэта, который, “ схватив радугу ”,

принесёт в русскую поэзию русскую природу, “ населённую многими породами существ ”, со всеми её конкретными “ далями ” и “ красками ” – “ не символическими и не мистическими, а изумительными в своей простоте ”. Большой художник Есенин привлёк своих первых читателей свежестью восприятия и не поддельной, наивной яркоцветностью. Как справедливо заметил И. Сельвинский ; “ Такого глаза наша “ поэтическая живопись ” ещё не знала