Цветок в русской лирике начала XIX в. — страница 5

  • Просмотров 995
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 28
    Кб

пою, Не розу феосскую, Вином окропленную, Стихами хвалю; Но розу счастливую, На персях увядшую Элизы моей. Эмблематический Купидон с повязкой на глазах сопряжен с мотивом иллюзии, обмана, заблуждения. Столь же тесно (как любовь и красота) взаимодействуют Купидон и цветок. Элегия Н. М. Языкова "Воспоминание" (1826), рассказывая историю разрушенных иллюзий, "обмана чувств", использует цветы в целом спектре значений.

Первоначально они символизируют плоды творческого расцвета: Стихов гармония и сила Пленяла душу красоты; Казалось мне - она любила Мои весенние цветы. Далее лирический сюжет "весенних цветов" развивается в сторону "разоблачения" через снижение лексического ряда и введение оценочных эпитетов: цветы заменяют "мишурные одежды", "благовоспитанный мой бред", "громкое слово идеала". "Любовь

возвышенная" заставила служить "обыкновенным божествам" и этим провинилась. Твоя ли действовала воля, Тобой ли полон был певец, Когда с общественного поля Он набирал себе венец? В контексте лирики Языкова "общественное поле", как и "общественное достоянье", - перифраза, означающая предосудительное поведение женщины. Поэт оскорблен, в нем оскорблена мечта, и "поэтическая совесть" заставляет назвать историю

о том, как он "некстати дары-таланты расточал", безумством. Источник мечты и вдохновения дискредитирован, а вместе с ним, метонимически, по смежности, и сама мечта, сами "весенние цветы", которым поэт находит снижающие синонимы. "Воспоминание" заканчивается четверостишием, в котором поэт ставит точку в "нравоучительной" повести: И говорю: любви обеты, Любви надежды и мечты - Или живые пустоцветы, Или поддельные

цветы! Афористичность концовки совпадает с поэтикой эмблематической надписи, которая всегда стремится к окончательной истине. Хотя поэт рассказывает частную историю, которая оттенена резкой субъективной оценкой, последние строки выводят ее за пределы личного опыта. Весь сюжет стихотворения заключен в рамку противопоставления временных отрезков "раньше" и "теперь". Состоянию "раньше" соответствуют "живые

пустоцветы", состоянию "теперь" - "поддельные цветы", то есть неживые. Категория времени, неизменно сопровождающая в культуре образ цветка, у Языкова присутствует, и оба традиционных значения (красоты и ее уничтожения, в данном случае - скорее унижения) актуализированы и разведены во времени. В финальных строчках образ цветка приобретает общее значение обмана, иллюзии. Или/или ("Или живые пустоцветы /Или поддельные