Цитата цикаде рознь — страница 2

  • Просмотров 164
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 16
    Кб

очень не любил Алексея Николаевича Толстого. Впрочем, детей он тоже не очень любил, хотя и создавал для них разнообразные произведения. В одном из таких произведений, носящем длинное заглавие “О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ничему не верил”, описаны приключения двух ленинградских мальчишек, которым, в частности, достаётся от малолетних хулиганов, живущих в Ленинградской области. Кольке Панкину

хочется, чтобы эти хулиганы были бразильскими аборигенами: “Колька Панкин и Петька Ершов вылезли из аэроплана и пошли навстречу туземцам. Туземцы оказались небольшого роста, грязные и белобрысые <...> Туземцы кинулись на Кольку и стали его бить <...> Избив как следует Кольку, туземцы, хватая и бросая в воздух пыль, убежали”. Цикаду из этого отрывка содержит детская повесть Алексея Толстого “Как ни в чём не бывало”, где

рассказано о приключениях двух маленьких братьев — Никиты и Мити. Действие повести разворачивается в Ленинграде. “Вот между деревьями появились мальчишки. Они кривлялись, высовывали языки, размахивали палками и дико приплясывали. Никита сразу понял, что это дикари <...> — Эй, вы, в лодке! Подчаливай к берегу, уши вам надерём! — закричали дикари, чернокожие черти <...> — Подъезжайте, мы вас бить будем! — кричали они, кучей

подбегая к берегу”. Но и этот пример придётся если не забраковать, то подвергнуть сомнению как идеальный. Дело в том, что своё путешествие Никита и Митя предпринимают под впечатлением от “похождений Макса и Морица”. Речь идёт о книжке любимого писателя Даниила Хармса Вильгельма Буша “Макс и Мориц” (Пг., 1923). Бушу Хармс подражал и даже вольно его переводил. В заключение попытаемся всё же отловить такую цикаду, которая бы в итоге

ни во что другое не превращалась. “Лечу над переулками Москвы <...> Задираю прохожих. Какая-то дама в коричневом говорит мне: — “Покойница!” — “Вы больше покойница, чем я!” Залетаю в дом Ф<ельдештей>нов и с чувством весёлой мести делаю какие-то гадости, — что-то со скатертью накрытого стола”. Это совсем не черновой набросок к тому, о чём вы, возможно, подумали, а страничка из записной книжки Марины Цветаевой.