Чужое слово в художественном тексте на материале романа Т. Толстой Кысь — страница 12

  • Просмотров 1308
  • Скачиваний 19
  • Размер файла 71
    Кб

потому, что от нее светло, А потому, что с ней не надо света. Никакого света с ней не надо, а даже наоборот: Бенедикт как к ней придет, сразу свечку задует…» К.Д. Бальмонт: «Хочу быть дерзким, хочу быть смелым, Хочу одежды с тебя сорвать! Хочешь – дак и сорви, кто мешает?» Дмитрий Травин: «…али желчь, и грусть, и горесть, и пустота глаза осушат, и тоже слов ищешь, а вот они: Но разве мир не одинаков В веках, и ныне, и всегда, От каббалы

халдейских знаков До неба, где горит звезда? Все та же мудрость, мудрость праха, И в ней – все тот же наш двойник: Тоски, бессилия и страха Через века глядящий лик!» Борис Пастернак: «А вставляют его, день-то этот, в феврале, и стих есть такой: Февраль! Достать чернил и плакать!» Николай Заболоцкий: «О мир, свернись одним кварталом, Одной разбитой мостовой, Одним проплеванным амбаром, Одной мышиною норой!».. Максимилиан Волошин: «На

столе книг куча понаразложена. Ну, все. Все теперь его. Осторожно открыл одну: Весь трепет жизни, всех веков и рас, Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас. Стихи. Захлопнул, другую листанул». Владимир Соловьев: «Каким ты хочешь быть Востоком: Востоком Ксеркса иль Христа?» Т. Толстая часто использует цитату как «точное воспроизведение какого-либо чужого фрагмента текста», но при этом полностью меняется смысл. Как отмечает И.В. Фоменко,

«преобразование и формирование смыслов авторского текста и есть главная функция цитаты» [ Фоменко, 1998 : 73]. Как мы видим из вышеперечисленных примеров, эта функция цитаты реализуется прежде всего за счет её комического переосмысления. В «Кыси» автором представленных «чужих» текстов является Федор Кузьмич. Большинство из них не имеют атрибуции, так как истинный автор строк не упоминается. Цитаты из произведений устного

народного творчества (в основном используются тексты сказок, поговорок и пословиц): «Ежели икота напала, скажешь три раза: Икота, икота, Иди на Федота, С Федота на Якова, С Якова на всякого, - она и уйдет». «Бенедикт сел за стол, поправил свечу, поплевал на письменную палочку, брови поднял, шею вытянул и глянул в свиток: что нынче перебелять досталось. А достались «Сказки Федора Кузьмича». - «Жили были дед да баба, - строчил Бенедикт, - и

была у них курочка Ряба. Снесла раз курочка яичко, не простое, а золотое…» Да, Последствия! У всех Последствия!» «Сел перебелять новую сказку: «Колобок». Смешная такая история, ужасти. Этот колобок и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и от медведя, и от волка. По лесу знай себе катался. Песенки пел веселые, с прибаутками: «Я колобок-колобок, по амбару метен, по сусеку скребен, на сметане мешен, на окошке стужен!» «Сами приходите. Сядем