Чтоб сохранить все человеческое в человеке

  • Просмотров 147
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

Чтоб сохранить все человеческое в человеке (по роману Ч. Айтматова «И дольше века длится день»)Киргизский писатель Чингиз Айтматов — крупнейший писатель современности. Его книги волнуют нас своей подлинной человеч-ностью, духовной красотой созданных им образов, особым лиризмом повествования, заставляют думать и спорить. В его творчестве удивительно слилось национальное и интернациональное, традиции и история родного

народа с общеземным, общечеловеческим. Эмоционально-философская окрыленность, свойственная произведениям Айтматова, в романе «И дольше века длится день» обрела невиданную до сих пор масштабность в изображении человека, жизни, мира.События романа разворачиваются в крохотном казахском поселке - разъезде Боранлы-Буранном, у железнодорожной магистрали, в бескрайней сарозекской степи. Только перестук колес поездов напоминает

жителям разъезда о напряженном пульсе большой жизни. Кто же такие боранлинцы? Это затерянный в степи островок человеческого братства, где спешат на помощь по первому зову беды, где радость соседа становится твоей радостью, где о чужих детях заботятся, как о своих. Добротой и сердечностью отличаются эти люди. (Не случайно здесь отдыхает душой крупный ученый-геолог, знаток истории сарозеков Афанасий Иванович Елизаров, дружбой с

которым так дорожит и гордится Буранный Едигей.) Все, о чем поведал писатель, как бы пропущено сквозь сознание бывшего аральского рыбака, фронтовика, путевого рабочего — Едигея Буранного. В воспоминаниях, раздумьях Едигея во время долгого пути на старинное родовое кладбище (туда он везет хоронить своего друга Казангана) спрессованы все основные события его жизни. Время и вечность сталкиваются в размышлениях персонажа,

вобравшего в себя боль и тревоги своего времени, мудрость древних преданий сарозекской пустыни, красоту души таких людей, как Казанган, Абуталип, Зарипа, Елизаров.Жизнь не баловала героя. Ему пришлось пройти фронтовыми дорогами, перенести тяжелую контузию, пережить смерть сына. Последние тридцать лет он прожил на степном разъезде, выполняя самые разнообразные работы по обслуживанию железной дороги: «Пришлось им с Казанганом