Что я открыл для себя в древнеклассической восточной поэзии

  • Просмотров 158
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 16
    Кб

Что я открыл для себя в древнеклассической восточной поэзии Настоящим открытием для меня в этом году стало знакомство с произведениями персидского ученого и поэта Омара Хайяма и азербайджанского мыслителя и поэта Низами Гянджеви. Открытием, потому что в их творчестве отражается особенный менталитет восточных народов, особенная духовность, особенная атмосфера. Все это необычно для нашего европеизированного сознания.

Кроме того, всегда приятно расширить свое мировоззрение, свое знание о мире.«Восток — дело тонкое», - фраза, которая хорошо запомнилась нам по фильму «Белое солнце пустыни». Действительно, здесь, на Востоке, ценят изысканный вкус и тонкую работу, тонкую одежду и утонченную мудрость. Именно поэты — Фирдоуси и Навой, Саади и Низами, Гафиз и Хайам — смогли в своих произведениях определить роль человека в окружающем мире, воспеть

силу ума и чувств. Их лирика по-настоящему философская, внутреннее содержание ее направлено от созерцания к мысли. Веками шлифовалось умение восточных поэтов в короткой, но точной фразе выражать глобальную за значимостью и убедительностью мысль.Интересная фигура Омара Хайяма (1048—1131). Вот какую яркую характеристику ему дает его же современник: «Хайям был мудрец, который глубоко знал философию и особенно же математику, в

которой не было и нет ему равных». Эти слова свидетельствуют о разносторонности и талантливости ученого и поэта. Омар Хайям был очень жизнелюбивым и деятельным человеком. Он много путешествует: Багдад, Нишапур, Дамаск… Он встречается с разными людьми, и эти встречи способствуют его пониманию добра и зла, жестокости и милосердия. Из наблюдений за жизнью рождались поэтические строки, которые и сейчас так современно звучат:Для

друга достойного душа на все готова:И в ноги поклонится, не вымолвив и слово.Узнать хочешь ты, есть ли в мире ад?Есть ад: с подлым человеком разговор. Определенного пространства и времени для людей — нет. Они готовы угодничать только тому, кто выше их по должности, по чину, по семейным связям. Такие люди всегда вызывали пренебрежение, но пока есть те, которым льстят унижение и пресмыкательство подчиненных, будут и такие, кто готов