Что нужно человеку для счастья? (по лирике М. И. Цветаевой)

  • Просмотров 131
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 16
    Кб

Что нужно человеку для счастья? (по лирике М. И. Цветаевой) Видно, грусть оставила в наследство. Ты, о мама, девочкам своим! М. Цветаева Марина Ивановна Цветаева поразительно талантлива, но столь же трагична. Ее дар рано проявился и многое сулил, а обернулся лишь мучительной судьбой и ранним уходом. Дети — это взгляды боязливых. Ножек шаловливых по паркету стук. Дети — это солнце в пасмурных мотивах, Целый мир гипотез радостных

наук... Дети — это отдых, миг покоя краткий. Богу у кроватки трепетный обет, Дети — это мира нежные загадки, И в самих загадках кроется ответ! Прекрасные времена детства и ранней юности оставили вдуше Марины Ивановны светлый след, а потом пришла любовь, большая, на всю жизнь, и Цветаева смело и решительно шагнула ей навстречу. Я с вызовом ношу его кольцо! — Да, в Вечности — жена, не на бумаге! — Чрезмерно узкое его лицо Подобно

шпаге... В его лице я рыцарству верна, — Всем вам, кто жил и умирал без страху! Такие — в роковые времена — Слагают стансы — и идут на плаху. Очень рано и поразительно верно она оценила характер Сергея Эфрона, своего возлюбленного и мужа, сильного и благородного человека. Свет этой любви помог Цветаевой пережить холодные и голодные революционные годы в Москве, стойко, не бросая творчества, жить в ожидании встречи. И когда ради

этого пришлось уехать из России, Марина Ивановна не усомнилась. Она не родину покидала, а ехала к любимому, который нуждался в ней, но волей судьбы оказался на чужбине. Как правая и левая рука — Твоя душа моей душе близка. Мы смежены, блаженно и тепло, Как правое и левое крыло. Но вихрь встает — и бездна пролегла От правого — до левого крыла! В эмиграции было очень тяжело, но не только сложности быта обременяли Цветаеву. Она

понимала, что нужна своим близким, что это ее крест, и несла его, гордо подняв голову. Это было время напряженной творческой работы. Ведь поэзия для Марины Ивановны была сродни жизни. В своем творчестве она не покривила душой, не солгала, не было таких благ, ради которых можно было поступиться вдохновением, истиной. Это единственная опора в тяжелые годы скитаний по Европе, когда самоутверждался и складывался стиль Цветаевой. Она