Что нового открыл спектакль М. Глуховской Гамлет в трагедии Шекспира

  • Просмотров 140
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

Что нового открыл спектакль М. Глуховской «Гамлет» в трагедии Шекспира? Автор: Шекспир У. Наш драматический театр обогатился еще одним неординарным и, на мой взгляд, талантливым спектаклем. Московский режиссер Марина Глуховская поставила в его стенах «Гамлета» по мотивам одноименной пьесы У. Шекспира. Постановка Глуховской – далеко не классический спектакль. Неисчерпаемая по своим мыслям и идеям пьеса Шекспира натолкнула

режиссера на глубочайшие раздумья о жизни вообще и проблемах современного человека, в частности. М. Глуховская «обобщает» место действия спектакля – из полуразрушенной войнами Дании (текст Шекспира) она переносит нас в условное тоталитарное государство, примеры которого всем нам хорошо известны (нацистская Германия, СССР, во многом современная Россия, по мнению режиссера). Понять параллель Глуховской нам помогают декорации:

по сцене разбросаны резиновые шины, дозорные пьют из алюминиевых кружек, действующие лица одеты в форму нацистской Германии, в знак приветствия они выкидывают вперед руку, подданные при дворе Клавдия ходят в арестантской робе, призрак отца Гамлета появляется в шинели и раскуривает трубку (явный намек на Сталина) и т.д. Усилить эффект помогает музыка группы «Раммштайн», сочетающаяся с военными маршами и известной мелодией 30-40-ых

годов «Лили Марлен». На этом мрачном и безнадежном фоне появляется молодой Гамлет (его роль исполнил 24-летний актер Александр Каспаров). Он, как белая ворона, отчетливо выделяется среди других действующих лиц. Этот герой один имеет смелость (или житейскую глупость?) ходить в вытянувшемся вязаном свитере, мечтать и размышлять о чем–то, что не соответствует «общему строю мысли в государстве». Причем у Глуховской получается, что

Гамлет становится этаким диссидентом поневоле, просто потому, что его внутренние потребности не соотносятся с потребностями государства. И в этом трагическом конфликте звучит проблема, актуальная во все времена, и, по мнению режиссера, как нельзя более злободневная сегодня. Как остаться частным человеком, суметь жить своей, частной жизнью, во времена активного вмешательства государства, в периоды больших исторических