Чиновничество в поэме Гоголя Мертвые души — страница 2

  • Просмотров 155
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

храм, где служат «неподкупные» «жрецы Фемиды». Но, прежде всего, поражает грязь и запустение, царящие в этом «храме». Правда, «непривлекательная наружность» российской Фемиды объясняется тем, что она принимает посетителей по-простому, «в халате».Но на деле эта простота оборачивается тем, что законами здесь откровенно пренебрегают, делом никто заниматься не собирается, а «жрецы» этой своеобразной Фемиды, то есть чиновники,

озабочены только тем, как собрать дань с посетителей – то есть взятки. И в этом они действительно преуспевают.Кругом суета, беготня с какими-то бумажками, но все это должно служить только одной цели: совершенно запутать просителей, чтобы им невозможно было обойтись без любезно предоставленной помощи – за определенную плату, разумеется. Даже Чичикову, пройдохе из пройдох, знатоку всех этих закулисных дел, пришлось

воспользоваться услугами местного «Виргилия», чтобы добраться до присутствия.Но такая счастливая возможность открылась для Чичикова только после того, как он откровенно предложил взятку Ивану Антоновичу, положив перед ним вынутую из кармана «бумажку». При этом, как язвительно замечает писатель, Иван Антонович ее «совершенно не заметил и накрыл тотчас ее книгою. Чичиков хотел было указать ему ее, но Иван Антонович движением

головы дал знать, что не нужно показывать».Насколько взятка стала узаконенным явлением в жизни российского чиновничества, мы понимаем, когда Чичиков, наконец, попадает к председателю палаты. Тот принимает его как старого знакомого: «Комната присутствия огласилась поцелуями; спросили друг друга о здоровье». После дежурных учтивых фраз, они переходят к делу, и тут председатель говорит поразительные слова: «Все будет сделано, а

чиновным вы никому не давайте ничего, об этом я вас прошу. Приятели мои не должны платить».Оказывается, взятка здесь настолько обязательна, что только самые близкие друзья высокопоставленных чиновников могут быть освобождены от нее. Правда, такое распоряжение вызывает явное неудовольствие у служащих, подобных Ивану Антоновичу, но тут уж ему приходится смириться.В разговоре с председателем выясняется еще одна интересная

подробность из жизни чиновничества города. Оказывается, даже ради такой весьма своеобразной «деятельности», которую мы наблюдали вместе с Чичиковым в судебной палате, далеко не все чиновники считают нужным идти на службу. Прокурор, «человек праздный», как его точно характеризует Собакевич, сидит дома, «за него все делает стряпчий», которому тут же дается выразительная характеристика – «первейший хапуга в мире». Дома или же