Человек в огне гражданской войны 2 — страница 4

  • Просмотров 293
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 19
    Кб

бога душу мать, — пробормотал я …и толкнул старуху кулаком в грудь…По двору «шатался» и «безмятежно чистил перья» гусь. Лютов схватил саблю, догнал гуся, пригнул к земле. «Голова треснула под сапогом, треснула и потекла»… «Парень нам подходящий», — сказал один из красноармейцев. Все успокоились, «и только сердце мое, обагренное убийством, — читаем мы последние слова новеллы, — скрипело и текло».Герою Бабеля тяжело.

Совершенное им воспринимается как собственная смерть. Мы становимся свидетелями того, как обычное, казалось бы, событие вырастает до размышлений над жестокостью и насилием революции.Проблема совести, для которой невозможно убийство в любых обстоятельствах, получает своеобразное развитие в новелле «Смерть Долгушова».В бою смертельно ранен Долгушов, он просит Лютова пристрелить его. Лютов не может. «Бежишь, бежишь, гад? …»—

прошептал Долгушов. Подъехал другой красноармеец и …выполнил просьбу раненого.— Афоня, а я вот не смог…— Уйди, — ответил он, бледнея, — убью! Жалеете вы, очкастые, нашего брата, как кошка мышку…Кто же такой Лютов? Садист, не желающий освободить товарища от мук? Гуманный, добрый человек? Слюнтяй и хлюпик? Автор не дает нам ответа. Он считает, что жизнь рассудит все: и жестокость, и милосердие.Еще острее тема совести поднимается в

новелле «Поле боя». Оказалось, что Лютов ходит в бой с незаряженным пистолетом. Как понять это? Объяснение находим в последних строчках новеллы: «Я изнемог …вымаливая у судьбы простейшее из умений — умение убить человека». В том, что убийство — «простейшее из умений», убеждаемся, читая новеллу «Письмо». Шестнадцатилетний мальчик Степан Курдюков продиктовал писарю Лютову письмо к «любезной маме Евдокии Федоровне», в первых

строках которого кланялся ей «от бела лица до сырой земли», а во-вторых, спешил «отписать за папашу, что они порубали брата Федора», а потом брат Сенька «кончал» папашу. И между строк слезная просьба сохранить от чесотки жеребенка Ступку да еще «заколоть рябого кабанчика и сделать посылку в Политотдел товарища Буденого».То, что в сознании юного красноармейца уравнены кабанчик, чесотка у жеребенка и жизни родных, приводит в ужас

Лютова. А ведь мы знаем: рассказ основан на подлинных фактах. Автор в своем дневнике дает вполне определенную оценку происходящему: «Разлетается жизнь, я на большой, непрекращающейся панихиде».Самый главный вывод, который делаем мы сегодня из книг, — это то, что революция и гражданская война явились трагедией для всей нации. Каждый из писателей по-своему выразил это в художественной ткани своих произведений, но ясно одно: нельзя