Человек и природа По роману Д. Гранина Картина

  • Просмотров 91
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Человек и природа (По роману Д. Гранина «Картина») Автор: Гранин Д.А. Чем больше останется в природе нетронутых уголков, тем чище будет наша совесть. В. Белов Чувство природы — это самое богатое чувство. Плохо, что у многих из нас оно совершенно отсутствует. Оно несет в себе связь с землей и солнцем, с плугом и звездным небом, родным колодцем и отчим домом. Как места тургеневские, есенинские, блоковские откликаются в душе не только

естественной своей красотой, но воскрешают и обновляют мир любимых образов, так и явления неприметные, незначительные освежают память чувств, возрождают пережитое нашими соотечественниками. Потому-то ответственность перед природой в современной литературе сливается с ответственностью перед всеми, кто творил жизнь на Земле, и перед всеми, кто будет жить после нас. Вот об этой ответственности говорит Гранин в своем романе

“Картина”. Лосев, председатель Лыковского горисполкома, в московской командировке, заглянув между делом на выставку живописи, ощущает какой-то внутренний толчок от пейзажа, мимо которого прошел, скользнув взглядом. Картина заставляет вернуться к себе, вглядеться, взволноваться. Явление в выставочном зале в общем-то обычное. Однако последствие было далеко не обычное: слишком многому дал толчок “обыкновенный пейзаж с речкой,

ивами и домами на берегу”. Искусство есть, кроме всего, узнавание. Оно тем и волнует, что каждый раз чем-то новым возвращает к духовному состоянию, пережитому ранее, пробуждает затихшие чувства. У Лосева — при каждой новой встрече с картиной — происходит как бы двойное узнавание: возвращается что-то испытанное в детстве и возвращаются сами картины детства, ибо пейзаж точно восстанавливает места, где он родился и вырос. На

картине все похоже на дом Кисловых, на Жмуркину заводь. Картина возвращает Лосева в “давние летние утра его мальчишеской жизни”. То же происходит и с другими горожанами, когда Лосев привозит картину в Лыков. Каждая деталь этого пейзажа напоминает что-то особенное, близкое. Как для Лосева оживает каждая подробность: он “снова услыхал в утренней тени скрип флюгера”, вспомнил, “как иод ивой, в корчаге, жили налимы, их надо было