Ценные бумаги как объект гражданского права — страница 10

  • Просмотров 2789
  • Скачиваний 204
  • Размер файла 26
    Кб

убедиться в наличии вещных прав на ценную бумагу у лица, требую­щего по ней исполнения. Формаль­ной легитимации по правилам, установленным для соответствую­щей разновидности ценных бумаг, оказывается недостаточно. Такой порядок противоречил бы действующему ГК РФ, да и самой сущности ценной бумаги. Отрицание принципа публичной достоверности лишает ценную бу­магу преимуществ таковой. По­этому при толковании указанной нормы

следует использовать и дру­гие положения ст. 29 закона «О рынке ценных бумаг». В той же статье (абз. 5—8) перечислены общепризнанные правила фор­мальной легитимации по эмисси­онным ценным бумагам. А в абз. 1—3 указано, с какими событиями закон связывает переход прав на эмиссионные ценные бумаги (в дей­ствительности эти правила определяют, с какого момента приоб­ретатель ценной бумаги получает формальную легитимацию в каче­стве

управомоченного лица). По­этому под «правами на ценную бу­магу» здесь следует понимать «права по ценной бумаге». Только при таком подходе все встает на свои места. Путаница стала возможной из-за недостаточной разработаннос­ти теории. Отсутствует, напри­мер, единое мнение по вопросу о том, следует ли признавать субъ­ектом права по ценной бумаге то лицо, которое формально имеет право на получение исполнения по ценной бумаге, не

являясь субъектом права на нее. М. М. Агарков использовал термин «формальный субъект права по ценной бумаге» (лицо, имеющее формальную легитимацию по правилам, установлен­ным для соответствующей ценной бумаги) в отличие от «материального субъекта» (собственник или субъект иного вещного права на ценную бумагу, которому собст­венником предоставлено право осуществления прав по ценной бу­маге). В ст. 145 ГК РФ «формальный» субъект

именуется лицом, которо­му «могут принадлежать» права по ценной бумаге. И это представ­ляется обоснованным, так как с точки зрения правоотношений по ценной бумаге именно такое лицо является действительным и един­ственным субъектом права по ней. Никто другой не вправе требовать от должника исполнения. Действу­ющим законодательством риски по ценным бумагам распределены таким образом, что исполнение обязанности по ценной

бумаге ли­цу, отвечающему установленным формальным признакам, освобож­дает должника от ответственнос­ти, даже если это лицо не имело прав на ценную бумагу. А закон­ный владелец, желая получить, на­пример, дивиденды, может только предъявить получившему их неза­конному владельцу иск о возвра­те неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ), а также о воз­мещении вреда (ст. 1064 ГК РФ), но не как управомоченное ценной бумагой лицо, а по