Царство берендеев в фольклорно-мифологической драме А.Н. Островского "Снегурочка" — страница 7

  • Просмотров 1195
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 40
    Кб

В том шатре стол стоит. За тем столом девица. Рвала цветы со травы. Плела венок с яхонты. Кому венок износить? Носить венок милому. Островский дает эту песню в качестве иллюстрации хода действия: Снегурочка сплела венок и отдала его Лелю. Чтобы еще более усилить характерные особенности семицкого обряда Островский включил в него игровую песню Брусилы: «Купался бобер» Заиграем при народе Игру свою, что два года учили, Тишком от

всех, в овинах хоронясь Песня сопровождается мимической игрой Курилки. Подобные песни-игры, являясь как бы «зерном» драматического зрелища, сопровождаются имитированием движений зверя. Издавна в честь Ярилы устраивались гулянья, сопровождавшиеся различными драматическими действами. Вся лучезарная весенняя сказка замыкается изображением появления солнца-Ярилы, которому берендеи поют хвалебный гимн. Свет и сила Бог Ярило.

Красное солнце наше! Нет тебя в мире краше. Даруй, бог света, Теплое лето. Красное солнце наше! Нет тебя в мире краше Краснопогодное, Лето хлебородное. Красное солнышко наше! Нет тебя в мире краше. Кроме календарных обрядов, Островский использовал в «Снегурочке» элементы свадебного обряда. В пьесе есть эпизод, в котором звучит отголосок старинной формы брачного процесса, как купли-продажи. Это – выкуп Купавы Мизгирем:

Голубушки-девицы, Пришел красы девичьей погубитель. С подружками, с родными разлучитель. Не выдавайте подружку, схороните! А выдайте, так за великий выкуп. Глава III. Конфликт сказки Конфликт сказки основывается на столкновении и поэтическом развитии противостоящих друг другу сил тепла и холода. Начало конфликта – в мире стихий, между Морозом и Весной, союз которых противоестествен уже по своей природе. Оставить бы Весне Мороза,

да вот беда, «у них со старым дочка – Снегурочка». В Морозе нет любви ни к миру живой природы, ни к миру людей: По чумам, по юртам кочевников, По зимовкам зверовщиков Захожу, заброжу, зашаманствую, Будут мне в пояс кланяться. Высокомерие всевластного самодура, холодная, леденящая сила делают Мороза злым, демоническим в противоположность Яриле – доброму и теплому божеству берендеев. « Свет и сила, Бог Ярило Красное солнце наше! Нет

тебя в мире краше», - поют Яриле приветственную песню берендеи. В мысли художника холод олицетворяется, принимает грозное обличье. Недоброе, злое—его суть. Чем более Мороз холоден, тем более это ему «любо»: Живется мне не худо. Берендеи О нынешней зиме не позабудут, Веселая была; плясало Солнце От холоду на утренней заре, А к вечеру вставал с ушами месяц. Задумаю гулять, возьму дубинку, Повыясню, повысеребрю ночку, Уж то-то мне