Cальвадор Дали — страница 8

  • Просмотров 3210
  • Скачиваний 121
  • Размер файла 31
    Кб

приводили в ярость как сторонников радикального авангардизма, так и консерваторов-традиционалистов. С одной стороны он проповедовал "музейный стиль" в живописи, а с другой стороны - предлагал разрушить исторический центр Барселоны, чтобы постоить на этом месте город будущего. Дали прикасался буквально ко всему, что было существенно для человека его времени. Его картины не обошли таких тем, как сексуальная революция,

гражданские войны, атомная бомба, нацизм, католическая вера, наука, классическое искусство музеев и даже приготовление еды. И почти обо всем он высказывал что-то немыслимое, что-то шокирующее практически всех здравомыслящих людей. Как-то он даже решил соорудить как можно больше так называемых «сюрреалистических предметов», совершенно не пригодных к реальному использованию, но являющихся воплощением чувств, навязчивых идей,

маний. Одним из таких предметов был, например «Астральный стул»: кожаное сидение было заменено на шоколадное, к ножке была привинчена дверная ручка, другая же ножка стояла в кружке с пивом. Естественно, что такой стул, стоило просто пройти мимо либо хлопнуть дверью, падал, пиво разливалось приводя окружающих в состояние тревоги и смятения. Дали настроил против себе своих друзей-сюрреалистов, которые стали его всерьез отрицать и

опровергать. Андре Бретон, после очередной ссоры с художником, составил анаграмму из буков его имени «Avida Dollars» – «Жаждающий доллаов», намекая на то, что все что делает Дали, все его выходки, имеют только рекламный характер и нацелены на получение денег и что само исскуство не имеет для него значения. Дали то провозглашает себя единственным сюрреалистом, то утверждает, что «живопись – это цветная фотография, сделанная кистью». Но

бессмысленно упрекать Дали в непоследовательности, т.к. алогизм и иррациональность - его программа и его стихия. Именно таков был метод творчества Дали и в жизни, и в искусстве. Он похож на рискованный эксперимент со смыслами и ценностями европейской традиции. Дали словно испытывает их на прочность, сталкивая между собой и причудливо соединяя несоединимое. Но в результате создания этих чудовищных образных и смысловых амальгам

явно распадается сама материя, из которой они состоят. Дали опасен для тихого и уютного устройства человеческих дел, для человеческого "благосостояния", потому что он дискредитирует смысл и ценности культуры. Он дискредитирует и религию и безбожие, и нацизм и антифашизм, и поклонение традициям искусства, и авангардный бунт против них, и веру в человека и неверие в него. 3. Заключение По-видимому, можно утверждать, сюрреализм