Биография Петра Третьего — страница 3

  • Просмотров 3457
  • Скачиваний 248
  • Размер файла 19
    Кб

истории и анекдоты о незрелости, дикости Петра, его нежелании обучаться этикету и его безумном увлечении внешними атрибутами военной жизни. Вероятно, многие из этих анекдотов были преувеличениями или чистыми выдумками, которые сторонники Екатерины (и сама она в своих мемуарах) с удовольствием повторяли после его свержения. Но поскольку в любом слухе есть доля истины, то эти истории позволяют подозревать, что великий князь Петр

не обладал качествами, необходимыми монарху, во всяком случае, теми качествами, которые находят одобрение и поддержку нужных людей при дворе и в правительственных кругах. С другой стороны, мы узнаем от его воспитателя Якоба фон Штелина, что у Петра было достаточно ума и что он был способен изучать и осваивать те предметы, которые были ему интересны, - в особенности фортификацию, артиллерию и музыку. Однако его

недисциплинированный ум, открытое нежелание делать то, что от него ожидали, и придворное окружение, сводившее на нет устойчивые просветительские влияния, способствовали подавлению его потенциальных талантов. Поведение Петра, которое часто было неуместным или язвительным, производило отрицательное впечатление на придворных и вельмож. Как и любая другая абсолютистская монархия, двор и правительство Елизаветы представляли

собой арену, на которой сражались за власть и признание, соперничавшие группировки и клики. Названный наследником престола, велики князь Петр вместе со своей женой Екатериной, естественно, был втянут в политические бои при дворе, хотя они скорее были шахматными фигурами или занятыми в спектакле актерами. Мы довольно хорошо информированы об участии Екатерины в византийских дворцовых хитросплетениях и дипломатических интригах

в последние годы правления Елизаветы. О Петре мы знаем намного меньше. Но, очевидно, молодой великий князь стоял за клику М.И. Воронцова, племянница которого, Елизавета, была его любовницей и который, естественно, был близок голштейнской свите и родственникам, а также всем тем при дворе, включая иностранных послов, чьим главным интересом была судьба прибалтийских областей. После того, как Елизавета позволила Петру сформировать в

загородном дворце в Ораниенбауме собственную гвардию, главным образом из голштинцев, он смог привлечь к этому и несколько военных специалистов. Накануне своего восшествия на престол Петр был окружен собственным двором, состоящим из русских и голштинцев, хотя неясно, были ли они объединены не только внешними, но и внутренними целями. Сам Петр не скрывал своих пропрусских симпатий и стремления вывести Россию из антипрусской