Билеты по семиотике — страница 9

  • Просмотров 8540
  • Скачиваний 359
  • Размер файла 185
    Кб

эффективность ин­формации тем выше, чем ниже уровень «шумов», возникающих в канале информации и препятствующих адекватной рецепции сообщения. Вместе с тем, бывают коммуникативные ситуации, особен­но в сложных семиотических системах (к таковым опять-таки отнесем искусство), когда сам шум является носителем инфор­мации (Ролан Барт называет литературу «умышленной како­графией», полагая, что именно шумы в информационных

кана­лах и являются главным сообщением, которое художник пере­дает зрителю, читателю или слушателю [Барт 1994: 18-19]), или, если выразиться точнее, информация, передаваемая ху- дожником, возникает в результате семантизации этого шумЛ который таким образом становится предметом изображения содержанием сообщения. Приведем пример из области литературы - так называемая «заумная» поэзия: Лельга, оньга, эхамчи! Ричи, чичи, чичичи! Лени

нули эли али! Бочикако никако. Никакоко кукакеке! Кукарики кикику! Папа пупи пипипиги! Мород, мород, миучали Капа, капа, кап! Эмч, амч, умч! Д>'мчи, дальчи, дольчи! (Велимир Хлебников) Конечно, перед нами образчик поэтического творчества, ли­тературный текст. Здесь есть все атрибуты стиха: ритмико-мет-рический рисунок, не очень последовательно используемая, но все же присутствующая рифма. И этот текст, безусловно, имеет определенное

отношение к русскому языку, то есть код, изби­раемый автором для своего сообщения, по ряду параметров соответствует тому каналу, который предназначен для вербаль- I ных сообщений (общение между писателем и читателем, осу­ществляемое посредством печатного или устного текста). Но в этом коде есть и дефект- тот же самый, который Л. В. Щерба сознательно инкорпорировал в код «Глокой кузд-ры...», — лексический асемантизм. Причина

намеренного искажения вербального кода - в эсте­тических установках «заумников». Их теоретик А. Крученых в I своей «Декларации заумного языка» писал: «...мысль и речь не I успевают за переживанием вдохновенного, поэтому художник I волен выражаться не только общим языком (понятия), но и I личным (творец индивидуален) языком, не имеющим опреде- I ленного значения...» (цит. по: [Квятковский 1966: 112]). Отсю- да- шум, который, на первый взгляд,

полностью «блокирует» прохождение сообщения. Этот шум вызван дефектом кода, не­адекватного каналу информации, который «настраивает» реци­пиент, готовящийся к приему вербального сообщения. Вместе с тем, лингвистический код - не единственный код, применяемый при кодировке художественного текста, а ин­формационный канал, предназначенный для обычного речевого сообщения, недостаточен для сообщения художественного. Или, с