Билеты по семиотике — страница 6

  • Просмотров 8588
  • Скачиваний 359
  • Размер файла 185
    Кб

природу. Работая же с иностранным языком, мы в первую очередь осоз­наем именно символьную специфику языка, его кодовую сущ­ность. Количество кодов столь велико, они столь разнообразны, что об их исчерпывающей детальной классификации не может быть и речи. По сути, каждый семиолог может разработать (и разрабатывает; см.: [Барт 1994: 30-34]) свою оригинальную классификацию кодов применительно к конкретной семиотича ской системе - лишь бы

эта классификация отражала структуя ные и функциональные характеристики системы. Несмотря на свою сложность, именно естественный язш может быть взят в качестве иллюстрации того, что есть кодова| система и как она работает. Как было сказано выше, наиболее явно код обнаруживает себя тогда, когда он не может «работать» нормально, когда он дефектен. Приведем пример «дефектного» кода, на основе которого! построен знаменитый и,

конечно же, всем известный текста «Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокренка». Текст, приведенный Л. В. Щербой, покажется бессмыслен-1 ным только в том случае, если читающий его не будет учиты-| вать особенности той кодовой системы, которую применяет! ученый. «Глокая куздра...» имела совершенно определенную! направленность (и в соответствии с этой направленностью бы-1 ла закодирована)- дать читателю представление о

семантике грамматических категорий. Иными словами, известный фило-1 лог, составляя свое сообщение, оперировал определенным ко-дом, который отличался от тех кодов, которые мы используем I при написании и чтении обычных текстов. Как описать этот код? Основой кодировки «Глокой кузд- I ры...» будут, очевидно, признаны графические (написание букв, соответствующих определенным звукам русского языка), мор- I фологические (флексии,

реализующие те или иные грамматиче-скис категории, которые определяют связность слов в предло- I жении и высказывании) и синтаксические нормы и правила, I характерные для русского языка. Недостает в этом коде только I одного - лексико-семантического уровня, с учетом которого мы создаем и принимаем обычные речевые сообщения на есте­ственном языке. С обычной точки зрения, код, избранный Л. В. Щербой, де­фектен. Но дело в том, что по

отношению к тексту продуцент и реципиент вполне равноправны, и понимание (одна из целей коммуникации) наступает только тогда, когда коды, исполь- зуемые для кодирования и декодировки, изоморфны, то есть структурно и функционально подобны. Если реципиент для дешифровки сообщения избирает код, отличный от кода про­дуцента, как раз и получается «реникса» (то есть искажение сообщения, возникшее в результате неверно избранного