Белорусские остарбайтеры — страница 10

  • Просмотров 8369
  • Скачиваний 271
  • Размер файла 26
    Кб

продовольствен­ную норму, когда прекращается подвоз картофеля. В противном случае следует рассчитывать на снижение производительности тру­да, особенно среди молодых рабочих и работниц». Продовольственные нормы для всех сельскохозяйственных иностранных и восточных рабочих были уравнены в 1942 году: хлеб — 2375 граммов в неделю, мясо и жир — 500, маргарин — 100 грам­мов в неделю. Остальные продукты сельхозрабочие любой

наци­ональности могли получать в таком же объеме, как и гражданское население.Официальное выравнивание рациона советских и западных индустриальных рабочих было произведено только в июле 1944 года, а в августе—октябре они стали дотягивать до норм питания; немецкого населения. Питались остарбайтеры в лагерях. Столовые в рабочих лагерях были не всегда; Хлеб выдавали шесть раз в неделю, вечером после смены. В неделю бывало 10-20 г

маргарина, иногда до 100 г, 50-75 г сахара или сахарина, случалось, давали 70—100 г колбасы. В некоторых ла­герях существовала талонная система. Голодные рационы прожиточного минимума, при из­нурительном труде приводили к многочисленным болезням, ибо сопротивляемость организма падала. Большинство остарбайтеров становились хроническими дистрофиками. Наиболее распространенными болезнями среди восточных рабочих в лагерях были

воспаление легких, туберкулез, сыпной и брюшной тиф, чесотка, дизентерия, далее шли простуда. Периодически остарбайтеров отправля­ли на дезинсекцию во «вшебойки», как правило, специально вы­строенные здания вне лагеря. Из-за недостатка немецких врачей медперсонал выявлялся среди остарбайтеров. Однако для выполнения своих обязан­ностей им разрешались некоторые льготы. Врачи жили в лагерях, но в отдельном помещении. Поскольку

они обслуживали несколь­ко лагерей, им разрешалось свободно передвигаться между этими лагерями. В случаях смерти остарбайтеров участвовали в похоронах разрешалось небольшо­му кругу близких друзей и родственников. Похороны производились на кладбище для восточных рабочих или в специально вьщеленном месте на общественном кладбище. Одежда В декабрьской программе Мансфельда говорилось о многом, особое внимание отводи­лось

медицинскому осмотру и дезинсекции восточных рабочих, но только не о том, что необходимо взять с собой достаточно одежды. Сказать о необходимости запасов зимней одежды, значи­ло признать, что война к зиме не кончится. Первым рискнул намек­нуть восточным рабочим о необходимости взять с собой одежду и обувь не только для лета, но и для зимы в апреле 1942 года Заукель. В июне 1942 года предприятия стали жаловаться на «страшное